artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Category:

Путевые заметки. Из дневника ПечЁрина.

сторожа
«сторожа» на Яндекс.Фотках

Хатунь – самое скверное село, из всех подмосковных сёл. Я там, проезжая по просьбе моего старинного приятеля Иван Иваныча Шпоньки, чуть не поломал колёса моей тележки. Благо меня сопровождал кот учёный, Кузьма Фомич Криворучкин и добрый Учитель и наставник Пулькин. Не подумайте, что он преферансист. Он – энциклопедист). Познания его глубоки и обширны. И распространяются во всех сферах нашей жизни. Что у него не спросить. На всё – есть ответ. И о Высоком начитан и низкого не гнушается. Всё ему интересно, даже дитям деревенским свисток-сверистелку ножичком вырежет. И при этом улыбается так ласково. Хороший спутник – с ним не пропадёшь. Была у него только одна страсть, которой он не таил – страсть к игре. За зелёным столом он забывал всё, и обыкновенно выигрывал.
Он был храбр, говорил мало, но резко; никому не поверял своих душевных и семейных тайн. Говорили, однако, что хохлатки были неравнодушны к его выразительным глазам…
Так остановили мы усталую тройку у ворот единственного каменного дома, что близко к кладбищу. Мы и завернули в эту Хатунь, по пути в моё именьице, по просьбе старинного друга, посетить древний погост.
Я вошёл в этот дом. Две лавки да сундук, да стол возле печи составляли всю её мебель. На стене ни одного образа – дурной знак. В разбитые окна, врывался ветер и пытался затушить огарок свечки, стоящей на столе. На печи сидел кот. Чёрный. Он сразу начал шипеть и проявлять недовольство, увидя чинного Кузьму Фомича. Который, войдя в дом, поискал образа, чтобы осенить себя крестным знамением, а затем, забраться на печь и предаться послуполуденному отдыху фавна.
Однако, чёрный разбойник не хотел уступать почтенному представителю кошачьего семейства, места под солнцем, а точнее, на печи. И стали они, на всевозможные кошачьи голоса выяснять свои непростые отношения.
Следить за этими перепалками, представителям одной породы и одних устремлений было смешно и приятно. Дело в том, что они – одной крови). Тут, как ни крути. И разговаривают на одном, только им понятном, кошачьем языке. А завывания и мурлыканья эти, и топорщанье усов, и игра хвостами и телами. Это только непосвящённый может принять за скандал с мордобоем. А мы с другом Пулькиным сразу поняли, что это только вид ритуальных танцев, чтоб себя показать и, чтоб не думали, что у котов не бывает прекрасных павлиньих перьев. Хотя, павлины эти, говорят глупы до невозможности)
Ну мы с Пулькиным – не павлины) Обнялись, накрылись буркой и легли спать на лавке.
А наутро, выспавшись, увидели мирную картину завтрака. Кошачьего. Состоявшего из выловленных ночью фазанов.) По-братски разделённых. И нам досталось по кусочку.
терраска
«терраска» на Яндекс.Фотках
Tags: либретто Мендельсона
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments