Previous Entry Share Next Entry
ЦИРК
артишок
artischok
Почему-то цирк воспринимается нашими людьми как развлечение для детей. Посмотрите на толпу, тянущуюся от метро к московским циркам – практически все идут с малыми детьми. Осмелюсь предположить, что не всем детям приносит этот цирк ожидаемого удовольствия. Хотя, катание на карусельках, паровозиках, пони, на площади перед зданием, фотографии в фойе с обезьянками, сахарная вата, да и вся атмосфера праздника, нарядных детишек – всё это может тронуть их сердечко. Наверное, клоуны тоже интересны, особенно когда во время своих реприз приглашают детишек поучаствовать в представлении и весь зал смеётся и аплодирует маленькому неумёхе. Многим сидящим в зале хочется оказаться на месте этого счастливчика. Правда, здесь есть один маленький секрет, но о нём чуть позже. Но детская психика весьма нежна и сколько раз я замечала, что ребёнок воспринимает весь этот шум-гам, громкую музыку, всполохи света, от силы минут сорок. Потом они, бедные, начинают вертеться, капризничать, требовать разъяснения чего-то непонятного, в общем, умные родители, видя это, своё чадо уводят и правильно делают. Если пересидеть, то вряд ли возникнет желание опять сюда прийти. Скорее всего надо начинать знакомиться с цирком не раньше 7-8 лет.
Мне такая прививочка против цирка, точнее, в качестве присутствующего в зале зрителя, была сделана в раннем детстве. Папа мой очень любил цирк и, в моём нежном возрасте, часто водил меня туда. Но я, увы, ничего не понимала из того, что надо понимать в цирке. Зверей мне было жалко и обидно за них. Почему они, по чьей-то прихоти должны ходить на задних лапах, позволять наряжать себя в дурацкие юбки и колпаки, неуклюже приплясывать и вообще делать совершенно не свойственные для себя вещи? Были, правда, животные , которые меня увлекали – лошади, хорошенькие миниатюрные пудели и попугаи. И, правда – лошади скакали, наездники выполняли умопомрачительные трюки совершенно непринуждённо, как будто она мирно стояла в деннике и жевала сено. Попугаи говорили совершенно человеческим языком и были, похоже, умней многих людей. А собачек я любила всегда, в особенности веселейших пуделей, подстриженных, как львы, с потешными хвостиками-помпончиками. Видно было, какое удовольствие им доставляет выход на арену. Насколько им хотелось поделиться со зрителями своим уменьем считать, плясать, прыгать, улыбаться. Вся эта компания животных была органична и естественна – они делали то, что они могли делать без всякого напряжения, капризов и ворчаний.
Клоунов мне было жалко. Особенно того, которому доставались все колотушки. Да и шутки казались мне глупыми и непонятными. Да и что смешного, когда один бьёт другого по башке поленом? Я не знаю, может я была ненормальным ребёнком, но это вызывало у меня едва не слёзы. Единственное, что из клоунады мне нравилось – это музыкальные эксцентрики. До сих помню, как ждала выхода парочки, состоящей из незадачливого музыканта –дедульки и строгой дамы-концертмейстера. У него всё не ладилось. То он ужасно фальшивил, то ноты почему-то убегали за арену, то труба просто разваливалась в его руках. Пианистка злилась, сначала пыталась ему помочь, делала страшные глаза, играла вступление несколько раз. В конце-концов хватала тромбон и что-то совершенно виртуозно на нём исполняла. А в финале, когда они сбрасывали костюмы – было самое интересное – в роли старичка была молодая девушка, а в роли представительной дамы – молодой мужчина. Вот этот номер я понимала. Может быть потому, что сама занималась музыкой и было ясно, насколько сложно в движении, выполняя всякие трюки, делая смешные лица, умудриться сыграть без единой фальшивой ноты. Не так давно увидела этот номер в какой-то передаче, посвящённой клоунаде. Представьте, он до сих пор смотрится свежо и непринуждённо.
Иллюзионисты и фокусники – вот ради чего я терпела пляшущих мишек и разукрашенных клоунов! Это была Тайна! Сказка, возникающая в повседневности. Причём, фокусники были попроще. Конечно интересно было смотреть на кролика, извлечённого из цилиндра за уши, да и удивительно, как это он там на голове, такой большой устроился? Или всевозможные, нескончаемые ленточки, платочки, извлекаемые из неожиданнейших мест, иногда даже у зрителей! Но для меня это было мелковато. Я ждала нашего Великого и Ужасного Игоря Кио! Это была - Тайна, Волшебство, Загадка. Восхитительно было всё, окружающее Мага, начиная с его харизматической внешности, заканчивая атрибутами для воплощения чудес, декорациями, костюмами ассистенток. Я сидела, разинув рот и гадала, как это можно засунуть в ящик, даже обитый бархатом, длинноногую красотку, распилить её, потом заставить разговаривать, и под конец, живую и невредимую вытащить из него. Почему-то занимал вопрос – а, как же платье не порвано и совершенно цело? Платье! Вот вам детский ум, пожалуйста. А феерическое сжигание женщины, когда в полной темноте, под барабанную дробь, вспыхивало яркое пламя, поглощавшее ещё одну красавицу? От неё оставалась только горстка пепла. Я думала – за что же он их так ненавидит? Зачем мучает? Но, когда, насладившись всеобщим изумлением, чародей заставлял возродиться её, как птицу Феникс, каков же был мой восторг!
Вообще-то, я была в привилегированном положении. Папа мой, как хороший музыкант, был востребован и никогда не отказывался играть даже в цирковом оркестрике, если там случался какой-нибудь форс мажор. Я, маленькая дурочка, воспитанная на классике, крутила носом и говорила: «Как же ты такую попсу дурацкую играешь? Не стыдно тебе?» А он только посмеивался, брал меня с собой и я предпочитала гулять за кулисами потому, что гораздо интереснее мне было наблюдать жизнь за ареной. Меня никто не гнал, потому, что в цирке работают семьями, детей разных возрастов полно, главное было не вертеться под ногами и особо не бросаться в глаза. Меня привлекали циркачи, но всё казалось в них слишком чрезмерным – и яркий дешёвый грим, и простоватые костюмы, и огромные воздушношарые  мускулы, и запах пота, и деловитость на лицах акробатов. Мне было с чем сравнивать. Я была, в общем-то «закулисным» ребёнком. Папа играл в Большом и там я видела эфимерных балерин с утончёнными лицами, в шуршащих пачках пастельных оттенков, прекрасных принцев, фей… А здесь в глаза била настоящая грубоватая жизнь. Мало того – в нос она тоже била. Запах животных, сидящих в клетках – он лишал всяких иллюзий.
Цирковые дети. Мне очень хотелось с ними подружиться. Многие уже работали на манеже в номерах своих родителей. Некоторых сажали в те самые первые ряды из которых их «выдёргивали» клоуны, для своих реприз. Так я поняла, что не всё, что выдаётся за правду – правда и есть. Что не так трудно манипулировать нашим сознанием. Но это я говорю сейчас, тогда я поняла, что живу в мире кривых зеркал и очень легко выдать желаемое за действительное. Я поняла, что существует Обман, не просто наш детский обманчик от неразрешено-съеденных конфет, сокрытой от родителей двойки, невыученного урока, а тот, который вводит в заблуждение несколько сотен людей и они от этого получают только удовольствие. Конечно, в свои 7-8 лет я не могла сформулировать эту мысль, но видимо тогда во мне зародился скептицизм и склонность к анализу. А вы говорите – Цирк! Так дети. Помимо того, что многие уже были акробатами, жонглёрами, выступали наравне со своими родителями, разделяли с ними ответственность , они ещё и ходили в школу. Уж не знаю, как там они могли учиться, возможно ли это было , но путь их, в принципе, был предопределён и, скорей всего, это была чистая формальность. Так дети, они меня, как чуждый элемент, в свою компанию не принимали, но, как радушные хозяева с удовольствием показывали мне вольеры с животными, иногда даже раскрывали секрет какого-нибудь простенького фокуса, но, неохотно, ибо они уже ощущали себя членами циркового сообщества, несущего в себе определённую тайну, которую посторонним знать совсем не полагалось. Ну и ладно. Впечатлений и размышлений мне и так хватало. А потом выяснилось, почему мой отец так любил цирк. Оказывается – он сам был из цирковых! Бабушка моя была наездницей, дед – шталмейстер. У них был свой номер, там участвовал и старший брат. Дед, в тридцатые годы был назначен директором передвижных цирков, а потом, перед войной, как водится пропал, вместе с братом. Отец убежал из дома, сказался сиротой, уцелел. Всё это я узнала гораздо позже – наши родители не очень любили рассказывать о своих исчезнувших родственниках. Наверное по принципу – меньше знаешь – спокойней спишь! Вот такая история, кто знает, если б повернулось тогда немного по-другому, может я летала бы где-нибудь под куполом цирка. Кто знает?
В общем , как-то получилось, что на долгое время про цирк забыла, выросла, появились новые интересы, занятия, хотя всё равно где-то в душе теплилось тёплое чувство к нему. Лет десять назад приехали друзья из Германии, гостей нужно было развлекать. Билетов на оперу-балет в тот день не было, а в цирк попасть было можно. Вот тут-то я всё и поняла. Я вернулась в мир своего детства, в воспоминания, уже обогащённые жизненным опытом и смогла оценить тот огромный труд, вложенный каждым артистом в свой номер. Я вспомнила тех детей, которые уже в пять лет могли делать всевозможные сальто, не бояться высоты, балансировать на вершине пирамиды из пяти атлетов, ходить по канату, скакать на лошадях, жонглировать. Какую же надо иметь любовь к своему делу, чтобы ежевечернее рисковать жизнью, здоровьем. Усложнять свою программу, придумывая всё новые трюки. Делать всё это легко, непринуждённо, скрывая страх, который всё равно есть, его не может не быть, когда ты находишься под куполом. Даже номер с тиграми не вызвал во мне того детского протеста. Я поняла, что зверь, выросший в неволе и получавший корм из рук человека, едва ли сможет выжить в условиях дикой природы. Значит, такова его судьба и ничего тут не поделаешь. Я заворожено следила за всеми номерами, буквально впитывая в себя эту кровь, пот и слёзы. Их перекрывали кураж, гордость и радость от прекрасно выполненной работы. Что заводило больше всего, так это то, что все выкладывались до последнего. У молоденького жонглёра никак не получался финал номера – количество предметов, пляшущих в его руках, просто превосходило границы разумного. Скорее всего, это была игра на публику и мастерство его было феноменальным, но надо же доставить зрителям удовольствие! На третий раз он всё-таки добился своего и сорвал шквал аплодисментов. Вот так.
За то я и люблю цирк, что там всё по настоящему – нет фальши, лицемерия, есть труд, риск, адреналин, радость, азарт, оптимизм, стремление двигаться вперёд и вверх. Там – живые люди. Это довольно редкое в нашем мире явление. Цирк сохранил в своих недрах настоящие человеческие чувства и огромный позитив. Ведь это так редко встречается сейчас.
 

  • 1
(Deleted comment)
Merci:))) Делать, что ль нечего чужое читать? А, между прочим, мой приятель за этот цирк подверг меня остракизму:=)) Мрачно, говорит, непозитивно. Ну, что я могу поделать, если на самом деле шутки клоунов меня не прикалывают? А в цирк советую сходить, совершенно другое восприятие. Вообще мы рабы стереотипов. Настолько трудно в наше время быть самим собой! Всё время рискуешь столкнуться с непониманием, но это фигня, всё равно, для самоуважения - надо быть! Ты, в этом смысле молодец - у тебя правильный взгляд и небанальные мысли. Это хорошо:-))). Я ещё написала про отношения, но там много, едва ли, кто дочитает до конца:-)) народ нынче нетерпеливый. Но я и не парюсь, мне нравится процесс, моим друзьям на мейлы посылаю - все довольны:)))

Стоит упомянуть, что до введения методики Дурова в цирках было распространено абсолютно варварское обращение с животными(оно и по сей день иногда имеет место)в процессе их дрессировки, чтоб учились лучше.
Каждому цирку - прокурорскую проверку!

  • 1
?

Log in

No account? Create an account