?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Московские истории никак не кончаются.
артишок
artischok

Продолжу прогулки по Москве. Я остановилась на Арбатской площади, где и состоялась лёгкая и непринуждённая беседа с москвичом довольно преклонных лет. В этой части он исчезнет из повествования, но кое-что из рассказанного им, оказалось полезным. Узнав, что мой нечаянный собеседник вовсе не искусствовед, а нотариус, мне стало понятно, каким загадочным образом удалось угнездиться ему, со всем своим скарбом, в тихом арбатском переулке. Но виду я не подала и мы продолжили беседу о конструктивизме и не только.

Дом «Моссельпрома» с виду был крепок и пока стоял на своём месте. Каждый дом имеет свою историю — не древностью постройки, так именем архитектора, местом, на котором построен, а если он с виду прост, то покопавшись можно найти в недрах его интересную историю жильцов, а то и царские червонцы под полом.

Наша история интересна прежде всего тем, что проектировал здание довольно странный архитектор - Николай Струков. Странность была в том, что не одна возведённая им постройка разваливалась. Мистическая история, достойная отдельной повести... Впрочем, ничего мистического… Обычное российское воровство, левые подряды, «гнилое суконце», криворукие рабочие, известное «авось». Это предположение, но к этому можно прибавить мнение экспертов — плохо произведённые инженерные расчёты. Архитектор обращал внимание больше на красоту формы, пренебрегая крепостью скелета.

Однажды ночью рухнула стена и этого дома. Хорошо, что только одна! Завалила весь Калашный переулок, этажей то было пять, и только по счастливой случайности никто не пострадал.

Строить дом начали ещё при царизме, а довели до ума при большевизме. И дом получился необычным за счёт шестигранной зубчатой башенки, спроектированной профессором ВХУТЕМАСа А.Ф.Лолейтом. Этот конструктивистский элемент и увенчал модернистское строение. Случилось это в 1925 и тотчас же в здание заселилась прогрессивная контора под названием Моссельпром.

Вот тут я задумалась, стоит ли сейчас рассказывать об этом, воистину грандиозном проекте — потребкооперации и решила, что это тема особая, требующая отдельного разговора. Отложим на время и сосредоточимся не на внутренней жизни дома, а лишь о его экстерьере.

Моссельпром надо было срочно заселяться, а на облицовку дома средств не было, он выглядел вовсе не комильфо. Просто оштукатуренный и вовсе не соответствующий тому высокому положению, которое уже занимал огромный холдинг. Вполне можно применить это определение, ведь структура организации была устроена именно так.

Поскольку руководили Моссельпромом люди весьма талантливые и прозорливые, они нашли гениальный ход - сделать дом одним большим рекламным объектом. А кому поручить? Ну конечно же Родченко и Маяковскому: «Мы полностью завоевали Москву и полностью сдвинули или, вернее, переменили старый царски-буржуазно-западный стиль рекламы на новый, советский»,— так говорил этот Заратустра от рекламы.

Вот, что писала 30 марта 1924 года газета «Правда»

Маяковским, совместно с Родченко, по заказу Моссельпрома выполняются новые конфетные обертки, рисунки и агитстроки. Намечены серии” “Вожди революции”, “Индустрия”, “Красная Москва”. Агитационное значение этого начинания заключается не только в двустишиях, но и в вытеснении прежних “конфетных” названий и рисунков такими, в которых четко обозначается революционно-индустриальная тенденция Советской республики. Ибо вкус массы формируется не только, скажем, Пушкиным, но и каждым рисунком обоев…”

Заметьте, что руководители Моссельпрома действовали по законам свободного рынка, сколько было средств вбухано в рекламу! Был даже снят фильм «Папиросница от Моссельпрома» с красавицей Юлией Солнцевой в главной роли.





Тандем Маяковский/Родченко непрерывно продуцировал разнообразнейшие образцы рекламного продукта. И посейчас пользуются этими приёмами, они не устарели. На самом деле талантливо, в том смысле, что опередило время, а главное, визуальный язык разработанный Родченко, рассчитан на самого незатейливого потребителя. Он уже приучает мыслить примитивно и одномерно, механистически. Никаких полутонов. Чёрно-бело-красный. Паровоз летит вперёд по стрелкам, кромсая всех несогласных по пути следования. И вполне закономерный итог всему этому — нынешний человек. Мыслящий картинками, символами, часто лишённый воображения, идущий по жизни следуя стрелкам-указателям.

И о Маяковском два слова. Поэт очень серьёзно отнёсся к этой рекламной компании. После его смерти, в «комнате-лодочке», что на Лубянском проезде, было обнаружено более сотни стихов, слоганов, набросков, имеющих непосредственное отношение к рекламной компании Моссельпрома.

Вот вам и два занятных стиха на эту тему, чтоб хоть немного скрасить этот совсем невесёлый рассказ. Стихи образные и отлично иллюстрируют недолгие годы относительной свободы и нравов середины двадцатых годов.

1

Каждому нужно
обедать и ужинать.
Где?
Нигде кроме
как в
Моссельпроме.

2

В других столовых

люди — тени.

Лишь в «Моссельпроме»

сытен кус.

Там —

и на кухне

и на сцене

здоровый обнаружен вкус.
Там пиво светло,

блюда полны,

там —

лишь пробьет обеда час —

вскипают вдохновенья волны,
по площади Арбатской мчась.
Там —

на неведомых дорожках

следы невиданных зверей,
там все писатели

на ножках

стоят,

дежуря у дверей.

Там чудеса,

там Родов бродит,

Есенин на заре сидит,
и сообща они находят
приют, и ужин, и кредит.
Там пылом выспренним охвачен,
грозясь Лелевичу-врагу,
пред представителем рабфачьим
Пильняк внедряется

в рагу...

Поэт, художник или трагик,
забудь о днях тяжелых бед.
У «Моссельпрома»,

в бывшей «Праге»,

тебе готовится обед.

3

Где провести сегодня вечер?
Где назначить с приятелем встречу?
Решенья вопросов

не может быть проще:

«Все дороги ведут...»

на Арбатскую площадь.

Здоровье и радость —

высшие блага —

в столовой «Моссельпрома»

(бывшая «Прага»).

Там весело, чисто,

светло, уютно,

обеды вкусны,

пиво не мутно.

Там люди

различных фронтов искусств

вдруг обнаруживают

общий вкус.

Враги

друг на друга смотрят ласково —

от Мейерхольда

до Станиславского.

Там,

если придется рядом сесть,

Маяковский Толстого

не станет есть.

А оба

заказывают бефстроганов

(не тронув Петра Семеныча Когана).
Глядя на это с усмешкой, —

и ты там

весь проникаешься аппетитом.
А видя,

как мал поразительно счет,

требуешь пищи

еще и еще.

Все, кто здоров,

весел

и ловок,

не посещают других столовок.
Чорта ли с пищей

возиться дома,

если дешевле

у «Моссельпрома»…


nota bene

Начиналась эта сага 19 марта)






  • 1
по пропаганде мы были чемпионами, конечно же).. но в те годы это еще было вполне плодотворно-творческим)

Ну так и посейчас пользуются! А вообще, сейчас все больше воруют, плагиатствуют по-тихому😊 Хотя, я сейчас смотрю на эти обои, фантики, ткани, модели прозодежды и весь этот старый новый быт, кроме отдельных перлов, все довольно убого и рассчитано на убогих, пардон) В своей массе убогие и творили... за небольшим исключением. Впрочем, как и всегда.

  • 1