artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Category:

В Виченце всё, как дом родной.

Давно не появлялась на этой площадке. Если и выхожу в сеть, то происходит это на просторах ФБ, там как-то повеселей.

Журнал, прежде приятный, приносящий много удовольствий, с какого-то времени превратился в довольно отвратный ресурс. И находить удовольствие в общении с полоумными как-то не входило в мои планы. Оговорюсь, что я с ними в контакт и не входила, но даже дистанционно, одним внешним видом своих заголовков, вызывал приступы тошноты. Лучшее лечение в данном случае - голодная диета и путешествия, придающие жизни разнообразие. Кстати, убеждающие, что мир вовсе не сошёл с ума, а Европе так же далеко до заката, как и сто лет назад.

Закончим рассуждения, и - поехали!

От Падуи до Виченцы добраться можно минут за двадцать. И попадаешь сразу же в мир привычный и знакомый с детства.

В Виченце всё, как дом родной. Всё знакомо здесь, куда ни глянь – то мерещатся колонны театра Советской армии, то павильоны ВВЦ, то сочинские санатории для трудящихся, то вестибюли московского метро. А уж если прогуляться по Петербургу, не забыв полюбоваться окрестностями, заехав в Павловск, к примеру, то становится совершенно очевидно, что Андреа Палладио, в общем-то, гений.

И не надо бояться этого слова. В том, что он придал зодчеству совершенно новый вектор развития и его идеи питали умы архитекторов последующие пять столетий, сомнений нет. А не это ли один из признаков гениальности? Когда идеи расходятся по всему миру солнечным ветром, вскипая магнитными бурями новых замыслов, воплощённую последователями в «…музыку в пространстве…», или застывшую музыку.

Если вспомнить слова Ле Корбюзье о том, что Дом – это машина для жилья, то славный мэтр, населивший наши города казарменными строениями типа «пятиэтажка», где предполагалось функциональное устройство жизни современного человека, читай, винтика, то жизнь в таком пространстве теряет всю прелестную живость, совершенно лишена элемента фантазии, но подчинена строгому регламенту «зонирования пространства». Человек, населяющий эти машины, прямоуголен, прямолинеен, вставлен в рамку своих повседневных обязанностей, в общем, с ним скучно. Гусарские выходки в его исполнении имеют вид усечённый и ухарства доступны лишь с принятием изрядной доли горячительного.

К архитектуре это имеет отношение косвенное, также как и к человеку эпохи Ренессанса. Здесь уместно вспомнить некоторые биографические подробности, приведшие Палладио на вершины архитектурного Олимпа. Ведь скромное происхождение сына мельника отнюдь не сулило той славы, что настигла его ещё при жизни.

Никакого специального учебного заведения он не заканчивал, науки гармонии постигал самостоятельно, начав свою деятельность в шестнадцать лет, простым камнерезом в мастерской у некоего Барталомео Кавацца. Откуда вскорости сбежал. Причины побега? Не знаю, вариантов множество, жаль, что мало фактов. Они имеются, бесспорно, но жизнь, которую принято обозначать, как личную, скрыта под сухими биографическими вешками.

Вот например, такая фраза - В Виченце будущий мастер сблизился с гуманистом Дж. Дж. Триссино, под руководством которого начал изучать архитектуру и получил гуманистическое образование… очень хорошо, всё понятно, только не понятно ничего. Ведь этот Джанджоржо Триссино, был совсем не прост. Выходец из знатного рода, друг папы ЛьваХ, выполняющий дипломатические поручения при дворе императора Максимилиана I, а это, как никак правитель Священной Римской Империи. Император оказывал поддержку людям искусства, науки, философам. Эразм Роттердамский и Мартин Лютер, кажется, двух этих имён будет достаточно для понимания значения этой личности в построении многонациональной империи Габсбургов. Кстати, Это именно Максимилиан выдал грамоту Василию III, где он впервые в истории Руси назван «императором русов». Это произошло в 1514 году. Максимилиан искал тогда союзников для Крестового похода на Турцию. Но «император русов» на этот призыв не откликнулся. Воевал Смоленск и собирал русские земли. Забавляет тот факт, что и по сию пору, "императоры" занимаются равно тем же самым.

Да и оставим это. Вот видите, как мы отвлеклись от Палладио. И писать о нём, устраивая подобные раскопки, надо не в ЖЖ, ФБ и прочих блогах... зачем тут эти все ненужные для современного человека подробности?

И хорошо, но беда в том, что мне самой интересно понять, что же могло связывать Триссино, с тридцатилетним членом гильдии каменщиков, женатого на дочери плотника, имеющего уже троих детей. Ответ напрашивается один. Да как человек чуткий, обладающий прекрасным вкусом, заметил несомненное дарование молодого человека. Оказал ему покровительство и начались поездки в Верону, Венецию, Рим с целью изучения архитектуры античности и более близких временных стилей.

Согласитесь, что угрюмые романские постройки, также как и схоластическая готика уже никак не вписывались в парадигму интересов человека ренессанса. Глаза его уже обратились к свету просвещения, ведь до наступления века его, следовало выстроить фундамент. Вполне пригодились античные примеры. Источником познания, питавшим зодчих Возрождения, был Витрувий, оставивший десять томов архитектурной энциклопедии. Впервые, в печатном виде, она была издана в 1486 году. Античных рукописей не сохранилось, текст был восстановлен по многочисленным спискам IX-XIвеков, сохранившимся в европейских монастырях. И сразу же стал бестселлером, его начали переиздавать, добавляя комментарии современных архитекторов. В Риме была основана витрувианская академия (1531), которую посещал, кстати, наш Палладио. Уже в зрелом возрасте он поучаствовал в очередном переиздании этой архитектурной библии, привнеся в неё интересные толкования текста и украсив её блестящими рисунками.

Опять же, дело для меня тёмное, с этими рукописями, омывших золотым дождём эпоху кватроченто. Раскопал эти труды небезызвестный компилятор и открыватель невероятного количества древних рукописей, Поджио Браччолини. У меня возникают сомнения в подлинности много из найденного. Ну не может привалить такое счастье, да одному! Смотрите, тут вам и трактаты Цицерона, сочинения Лукреция, Плавта, Квинтилиана, Стация, да много что ещё чего. Эти имена известны нынче только узким специалистам, нам они, в сущности, ни к чему. Но то, что Поджио был человек блестяще образованный и одарённый литературным вкусом, это бесспорно. И много фактов свидетельствуют о том, что эти петронии, не совсем и подлинные, но лишь его собственные сочинения, выдаваемые за труды древних. На этом Браччолини сказочно разбогател, ибо в Италии XV века возникла мода на сочинения древних. Мода, интерес, стремление переосмыслить разомкнувшиеся скрепы, можно даже сказать, духовные. Скрепы «тёмных веков», той самой готики, иссушающей тело и мозг, опутанную догмой бестелесности. Естественно, интерес возник в среде людей далеко не бедных, им надо было как-то оправдать великолепную избыточность своего бытия, а даже быта, найти моральные подпорки для своих капиталов и роскошного образа жизни. Двор Лоренцо Медичи Великолепного прекрасно справился с этой задачей, собрав вокруг себя поистине элитарное общество, где соседствовали вольно и непринуждённо все музы. Имена этих муз перечислять не буду, чтоб не запутать окончательно простодушного читателя, который, в общем-то, хочет насладиться видами всяких домиков и вилл, чтобы отыскать себе образец для интерьера квартиры, или сооружения загородного поместья…

О! Если бы это было так, хотя бы на два процента! Представляете, какая бы гармония воцарилась в пригородах, как бы мы избавились от безудержной фантазии современных зодчих, выливающихся отчего-то в игривую кособокость крыши и глухой металлический забор, как элемент оформления внешней среды бытия.

Конечно, мне стыдно, что я так и бросила Андреа Палладио на полпути к вершине славы. Путь этот томителен и замысловат, всякий подъём сопряжен со многими трудами. Наш мастер и трудился. Непрерывно, до самой смерти. Спроектировано было им… давайте ка сами, кто интересуется, пусть и просветится. Очень долго перечислять, друзья мои. Мы же в безбрежной сети и ячеи её хранят бездны всяких знаний.

http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1084244

Приятно, что Виченца сохранилась практически в том виде, какой видели её современники Палладио, не поддавшись на искушения напыщенного барокко, эклектичного ар деко, прогрессивного баухауса, нового Ампира и прочих стилей. Вовсе не хочу сказать, что они относятся к строительному мусору. Отнюдь. Каждый привнёс в свою эпоху своё видение мира и места человека именно в этом мире. Так будем считать Виченцу просто музеем имени Андреа Палладио, да и посмотрим картинки, наконец!







































Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments