artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Запахи и другие органы чувств в современной редакции.

Решила покопаться в своих старых записях, чтобы их слегка систематизировать и попытаться соединить несоединяемое в одно русло. Вспомнила, что в начале своей деятельности писала всякие штукенции достаточно беспредметные. Мне было интересно писать о впечатлениях. В общем, о том, о чём писать достаточно трудно, ибо как написать о запахах, к примеру?

Запись была обнаружена пятилетней давности. И взявшись за неё, немедленно стала её перекраивать на нынешний лад:) В результате получилось в пять раз больше прежнего, которое и вообще исчезло под грудой всевозможных деталей...

Попробую поделиться первым эпизодом.


iguessthatswhytheycalli

Некие силы, понятно что высшие, одарили одно почтенное семейство неожиданным младенцем. Малышка оказалась упитанной, крикливой, большеголовой и на вид вполне здоровой. Единственное, что омрачало радость роженицы, было родимое пятно в форме звёздочки, украшающее середину лба девицы. Это слегка опечалило маменьку. В её голове сразу же промелькнула мысль о том, что этот небольшой изъян может повредить дочке, когда придёт пора подыскивать ей жениха, ибо какая же мать не мечтает о семейном счастье своего чада.

Довольно странные соображения, не находите? Но, как всем известно из недостоверных мемуаров, Танатос оказывает последнюю милость своим подопечным, прогоняя их по туннелю, наполненному картинами пережитого. К счастью, не могу до поры до времени подтвердить эту заманчивую киноверсию. А чем вам явление на свет новой жизни, как не тот же самый тёмный тоннель, разверзшийся к свету...

Плод выскочил столь стремительно, что намучившейся роженице показалось, что жизнь её покинула... и с этим поспорить сложно. Из одной вышла другая и чихнула, подтверждая свою реальность.

Не будем отвлекаться на несущественные детали. Из всего вышесказанного нас интересует только звёздочка во лбу. То, что едва пойманная расторопной повитухой за пятку прыткая девчонка и есть автор этих записок, вы уже догадались. Чтобы не тратить лишних слов на составление хроник ушедших годов, свидетельствующих о бесспорных достоинствах, подкреплённых незаурядным воспитанием, поговорим об одной лёгкой аномалии. Уж и не знаю, можно ли считать особенную чувствительность в восприятии запахов, особым преимуществом.
Иногда они приносят массу неудобств, вызывая судороги отвращения, иной раз учащённое сердцебиение, а то и приступ необъяснимой эйфории... В любом случае, освежающее действие сквозняка, приносящего не только люмбаго и насморки, но и шлейф разнообразных одорантов, способных внезапно вспыхивать яркими огнями, освещая извилистые лабиринты времени. В них притаились многие забытые истории.

Запахи вольготно устроились во лбу и горят звездой освещая ряды стеллажей, уходящих во тьму сводчатой головоломной пещеры, заполненной сокровищами рухляди-воспоминаний. Только и остаётся, не глядя, ведомой чувствительным обонятельным нервом, отыскать без промедления требуемую историю. Интересно, у всех так же? Или только у подслеповатых? именно в недальновидности, проще говоря, близорукости, вижу ключ к разгадке этого скромного феномена. Природа мудра и обнеся одним, не поскупится на другое...

E44

По всем общепринятым канонам, запахи должны были бы являться в образе разнокалиберных ёмкостей, наполненных неким разноцветным содержимым. Стоят себе на нескончаемом подиуме и вокруг клубится эфирными телами почтенное сообщество посвящённых. И кого здесь только нет! Иные лики потеряны в тысячелетиях, сохранившись лишь клинописными закорючками рецептов и иероглифами ароматов, напоённых фимиамом природных дУхов.

Другие, обитающие ближе нашим временам, уже обретают обличье, знакомое нам по старинным миниатюрам, имеют портретное сходство с Авиценной да Алкиндусом. Да вон они стоят под предводительством удушающего Зюскинда парфюмера, суют поочерёдно в склянки трепетные носы, закатывающие зеницы в раздумьях, застывают на мгновения, а после, выносят свой вердикт - кориандр, мускус, бергамот, сандал, амбра, иланг-иланг, пачули... что это за пачули такие и каково их предназначение в жантильной жизни, судить теперь можно, предварительно изучив кое-какие литературные источники конца XIX века и прийти к выводу, что этот слащавый запашок был мил легкомысленным кокоткам, но не мил большинству пишущей братии... поди поспорь с такими экспертами!

Странная фигура развлекает жеманниц каким-то анекдотом. Судя по всему, со скверным душком, только ахают, расцветают розовыми румянцами, грозят шалуну пальчиками и хватаются за флакончики с нюхательной солью... да этот же майор Ковалёв, совсем без носа, как известно. Видно забрёл сюда в поисках утерянного органа и правильно сделал, столь благовонно, что и без носа вполне себе трепетно.


Сейчас размышляю об этом и получается несколько интимно и слегка по-дамски. И это совершенно справедливо. Хоть и сгущаются явственно удушающие запахи безумия, застенка и резни, да тянется смрадный шлейф тлена, окутывающий ковыляющих всадников Апокалипсиса, попытаемся противостоять этому умиротворёнными словами. Женщинам негоже писать об ужасах войны и вони нужников, запахи пороха и разлагающихся трупов - не мой удел.

Наши стеллажи напоминают внушительное книгохранилище, где собраны сочинения разнообразнейших жанров, начнём, пожалуй, с детских книжек, а ко взрослым может перейдём, а, может, и нет посмотрим, как будет повышаться градус чувств, надеюсь, что до 451 по фаренгейту он не дойдёт.

Не исключено, что нынешние прогрессивные младенцы улавливают что-то, пока не имеющее для них определения, уже в родовспомогательных заведениях. Такого не припоминаю, ибо Мнемозина, мать всех муз, которая знает всё, что было, всё, что есть, и всё, что будет... пытается изгнать мучительное из чистого милосердия. Иных объяснений и не вижу. Совершенно бессмысленно начинать горевать именно сегодня с утра, скажем, о том, что настигнет всенепременно, но рано или поздно.

Запах дома, вероятно первый запах, осознанный среди мешанины разнородных ощущений, вскруживших голову каждому новорожденному, приложившему поистине титанические усилия для выхода в жизнь. Со мной поспорят наверняка перинатальные эксперты, сообщив, что запах материнского молока, дескать, это то, что должны помнить все младенцы без исключения. Не знаю, я так намучилась пробираясь родовыми путями, что мне напрочь отшибло все чувства, а прекрасные - особенно...

У меня, почему-то всплывает совершенно прозаический запах мастики для натирки полов.

Прежде паркет не покрывали лаком, как это принято сейчас, а приходил специальный паркетный шаркун, попросту - полотёр. Он уединялся на кухне и колдовал над своим варевом за плотно закрытой дверью, выдворив предварительно всех мамушек и нянюшек, пахнувших манной кашей и куриными бульонами. То, что он ваял в кособокой алюминиевой ёмкости, помешивая куриной лапкой пузырящуюся субстанцию, было его зловонным секретом. Ингредиенты следовало прежде натереть на тёрке и состояли они из свечки, страшного хозяйственного мыла и каких-то таинственных элементов, вроде скипидара, нафталина, олифы, гуммиарабика, поташа. В особо оберегаемых пропорциях каждым представителем цеха полотёров. В наш высокотехнологичный век секрет этого зелья утерян безвозвратно, вместе с обратившимся в ничто запахом, вылинявшим цветом пузырящихся на коленях лиловых шаровар, знавших лучшие времена, старческим шуршанием наполеоновской треуголки из пожелтевшей газеты и осознанием собственной значимости.

Это был истинный Демиург, создатель хаоса в пространстве одной трёхкомнатной квартиры. Он низверг и разметал все обывательские мебельные ценности, загнав эти гарнитуры в чуждые их буржуазным представлениям о приличиях места. В спальне, на кровати, вместо родителей возлежали перевёрнутые полукресла, в зеркале псише отражались ряды хрустальных фужеров, сверкая всеми сокровищами богатого внутреннего мира горки, опустошённо примостившейся нынче не на почётном месте, а где-то в сиротском углу, за дверью. Скатерти накрывали ряды диванных подушек, возлежащих на столе обеденном и ниспадали разноцветными складками, скрывая собой истинную пещеру Алладина. Ибо под столом можно было затаиться с какими-нибудь фарфоровыми финтифлюшками, похищенными по недосмотру из тех самых недр буфета, что в мирное время бывают недоступны для любопытных Варвар.

Пока я развлекалась, пытаясь натянуть на хрупкую Галину Уланову в роли Одиллии, шубку да шапку куклы Варьки, в гостиной уже приступали к полировке паркета.

Основным инструментом служила щётка с петлёй, надеваемая на ногу вроде лыжи и тут-то и начиналось самое веселье.
Tags: картинки DAN ELIJAH G. FAJARDO
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments