artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Categories:

А что вы ещё хотите от меня при теперешней жаре?

Всю зиму гоняюсь за летом, и почти удаётся его изловить, но всё по чужбинам, всё вроде чин-чинарём, да слишком чрезмерно, избыточно не по нашему, без полутонов, ум смущён какофонией чужой речи, солнечными вангоговскими ударами, стрекочет в ушах пережаренной цикадной трещоткой...

Ко времени прихода к нашим влажным берегам, стою наготове, панорама - хоть куда, пытаюсь не пропустить виртуозных пассажей соловьиных сольных концертов. Хоральные прелюды квакушек сулят нашествие иван-царевичей, которые спалят их неприглядные одёжки и превратятся они в премудрых василис и замолкнут наконец.... а скрипичные квартеты назойливой насекомости бодрят вечным движением, пусть и столь прозаичным, как почёсывание да похлопывание...

Прогуливаясь с жёлтым сачком в своём добровольном изгнании по родным просторам, лугам, болотным кочкам, цветущим огородам, пробираясь густыми валежниками, распаханными полями, обмелевшими реками, соглядатайствую пытливым взором пляски лупоглазых стрекоз, залюбуюсь иной раз на зоркого, всегда готового, юного барабанщика дятла. Вот ведь пострел - везде поспемши, уже с добычей! Примечаю в его клюве прожорливую нимфу, довольно безобразную зубастую куколку- лолиту... прихожу в отчаяние от случившейся словесной путаницы и думаю - никогда я не будешь Набокофф, не джентльмен и не эстет,
а чистая орясина, и нимфея вовсе не бабочка, насаженная на булавку энтомолога, а водяная лилия. Покачивается она в заводях на змеиной ноге, неся лёгкий аромат тлена. Один из знаков игривому лету, что пора ему собираться восвояси ибо макушка, батенька, начинает лысеть и вот вот налетит буйный ветер, сорвёт с головы ермолку, разукрашенную листом и плодом и пиши пропало....


Судьба множества дворянских гнёзд столь же недолговечна и бедственна, как и гнёзд пернатых странниц. Не живут они в веках, передавая из поколения в поколение традиции рода, да что, хоть и истлевшие кости пращуров... наборные мозаики паркетов, бронзовые рога канделябров, пузатые припасливые комоды, азартные ломберные столики, жантильные фарфоры и гобелены с Психеями превращаются в прах. Как и книжная премудрость вольнолюбивых библиотек погорела в пламени ненависти к своему неизбывному рабству смирного богобоязненного народа, сокрушал он всё барское и непонятное учёное баловство, не ведая, что сокрушает себя. Распиливал цепь поколений, растаскивая по звёнышкам думая приукрасить на халяву красный угол своей избы.

Бесчисленные путешественники, первопроходцы, просветители и гуманисты корчились в пламени, похрустывая золотым обрезом, коробясь переплётом, испускали искры отчаяния под восторженный рёв геростратов и треск лопающихся стёкол...

Только сотворив собственный мир можно ваять совершенные творения. Пусть и слегка старомодные, близкие к классическим образцам, как эти мраморные греческие воины с отбитыми носами и бородками в кудряшках, чудо, что за мужчины, ведь с вожделенными и ныне кубиками на животах, это ли не современно? Ходи, броди, не ленись, собирай сокровища, внимай гласам...

Призвать к ответу хоть Тургенева, небезызвестен нам по школьным диктантам, любезен всем учителям словесности, но несёт многия скорби двоечникам. Так, не будь у него в наличии Спасского-Лутовиново, стали б мы заряжать свои ружья и опоясываться ягдташами? да идти в ночное. Вот и нет. Взяли бы топоры, да отправились бы белым днём раскольничать в макинтошах, в поисках подходящей старухи, для прояснения вопроса, какая же я тварь, дрожащая или так себе...вопросы эти тревожат всё больше обитателей улиц, подчинённых иерархической строгости дорожных знаков, держимордам околоточным и одурманенных царским всемогуществом рекламы. Небеса, не выдержав подобного соперничества, содрогаются, отворачивают свои зеницы и более не желают наблюдать ни подводных, ни сухопутных ходов армии гадов, а заодно и жечь глаголом сердца оставшихся людей, они и без глагола стеснены и повержены.


Погоревали и будет, не такая уж безумная идея, устроить в своих поместьях идеальный мир, разбив там сады, да оранжереи, пруды с лебедями да флигеля с поварами, липовые аллеи, в конце концов, где прогуливаются таланты да поклонники, занятые прелестными беседами о незыблемости бытия, поплёвывают себе вишнёвые косточки, соревнуясь в этом деле непростом, а кто же дальше.
Да попивают наливочку вечерами, утрами... каждому в свой час и в разнообразных обличиях является муза. Беззаботным - с кифарой, любопытствующим - со зрительной трубой, а кому, взявшему патент на графоманию - с измаранными буквами свитками, хранящими вековые премудрости.

Покопавшись в сих записях, можно обнаружить совершенно неожиданные вещи, начиная с вольнодумных стишков и заканчивая интересными рецептами, едва ли пригодными в наше время... и что копаться в пыльных свитках, когда наткнуться на музу, можно в совершенно неподходящем месте, как надысь у ларька, уж извините за прямоту! куда я поспешала пополнить запасы сахарного песка. И будет это вовсе не привычная взору муза-барышня в ветреных одеждах и взвихренных кудрях, а что-то неопределённо-всклокоченное, в коленах с пузырями и рубахе без рукава... муз, музон, музиль?

Унылая взору фигура русской Терпсихоры взывала печальным гласом к равнодушной вакховой прислужнице, пришёл подлечиться азартный человек, но не хватало артистизма, да и денег больших не имелось, как и малых, впрочем. Оконфузился, загулял недельно с племяшами, да со всякими прочими и вот не желает с ним эта третьесортная богиня якшаться, поджидает какого гармониста-франта.

Я не погнушалась, в малой купюре не отказала, поспособствовала пенным напитком. И облегчились мысли его, полетели думы к былому, совсем преобразился человек, стал похож на музу, прилёг на бугорок разнеженно осенил плодово-ягодным словом, оплодотворив идеей, куда ж таки применить запасы ягодные, запасы восхитительные...

DSC_0340

Одна печаль, что в столицы отчаливать надобно, в винотеки, энотеки, да апотеки. А где ещё взять поселянину снадобья о девяноста шести градуса крепости? Вот и то то! ладно, ягода невинная, висит покачивается, ждёт пока её оприходуют. Так и возьмёмся за сборы безотлагательно, ибо готова пасть и пропасть, а нет на то нашего благоволения, но имеется в наличии ёмкость непроницаемая стеклом, куда и следует устроить этих искусительниц. Что же, мир жесток и придётся томиться ей в неволе, пропитываясь этанолами ровно девяносто дней.

DSC_0346
Не верьте написанному! в бутылке, чистый слезой медицинский spiritus vini, а не какая-то непотребная минерале, вот ей точно потравишься.

А пока живём себе поживаем, да художествуем по маленькой. Кто во что горазд, а мысль иной раз свербит, как она там? А не замай, забудь, пиши автопортрет, ужинай, изобретай паровой двигатель, плети макраме, раскрашивай кашпо, рождай строки о всяком разном, всё хорошо, только думай, да хоть о чём, только думай, а не то вся работа насмарку.

DSC_0350
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments