artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Categories:

О мозаике и сонной вечности провинциального города Равенны.

Равенна была таинственна и зелена. Она выглядела совершеннейшей Венецией. А виной всему была книжка, которую подарили моей сестрице, а я её немедленно стащила и стала наслаждаться картинками. Шрифт был немал, картинки прекрасны и я влюбилась в автора немедленно. Он был символичен, бледен, задумчив и пышноволос и я спрятала его от сестры, чтобы не делиться ни с кем и владеть всеми этими Прекрасными Дамами единовластно.

Стихи читать было легко, строчки были коротки и хватало слов понятных, чтобы оказаться в плену тайны влажной зелени саркофагов, где лежат царицы и вода играет их длинными волосами, как у прекрасной Гуттиэре. Как же грациозно она парила в толще вод и замирала на песке мраморной Венерой в окружении прекрасных раковин, таящих в своих мантиях мерцанье жемчугов.

Рабы тоже были известны совсем неплохо, на что, спрашивается, опера Аида и балет Спартак? а многие неясные и смутно знакомые слова, не нашедшие ещё своего земного воплощение, но оставшиеся в памяти той, совсем другой, которая и не память вовсе, а строки воспоминаний будущих книг.

Слово мозаика складывалось и раскладывалось в пластмассовую головоломку из разноцветных звёздочек, которую никак не удавалось сложить, а ещё мерцало золотом в толстенном альбоме, где была заключена вся страна Италия. Смотреть его можно было под присмотром взрослых и там была прекрасная Весна, которую я любила больше всех. И всё она казалась мне Равенной, хотя и была, как выяснилось позже, настоящая венецианка. А что здесь необычного, это ведь рядом и одно море омывало оба эти города, от одного, правда отступилось и ушло, зато постоянно совершает набеги на другой и поныне, значит, всё в порядке.

Прошло время, город оставался столь же призрачным. Два раза пыталась добраться до него, но тщетно... Один раз взбунтовалось электричество, поезд вздрогнул и встал среди шелеста тростников. Загадочный город уплывал в неопределённость расстояния, зато до маленького villagio без названия, можно было добраться пешком. В воздухе витал потусторонний запах горелой резины и провода салютовали снопами искр.Где-то рядом пролетела тень Данте с орлиным профилем, встревоженные пассажиры брели вдоль насыпи травой некошенной в привокзальный бар пить кофе и звонить неким, чтобы те поспешали на выручку. Радиоголос не сулил избавления в ближайшие три-четыре часа пополудни, а автобусы там не водились, таксисты, известные плуты пульчинеллы, воспользовавшись скорбными обстоятельствами, шли ва-банк и уже мечтали об обновлённых к летнему сезону гамаках, а тёплая компания с глазами кроликов, никуда не торопившихся путников, привлечённая разнообразием разновидностей граппы, так и затягивала, так и манила своей беспечностью в поисках истины...
Тут, следовало избегать лучшего, чтобы не лишиться последнего хорошего. К счастью, спустя час, не назначенный никем, подоспела неожиданная дрезина в Болонью и я дыша духами и туманами укатила незнакомкой с полустанка хоть куда подальше.

Аналогичная история случилась и во следующий раз, тоже связанная с поездами... что-то с расписанием времён года, зимними и летними, не вяжется у меня в голове и один поезд уже ушёл, а второй являлся совершенно заполночь и проехать на нём можно было лишь к... безмолвным гробовым залам... и так и остаться на тенистом и хладном их пороге..., ввиду отсутствия музейных привратников, ибо не имея ключей, потревожить гробовой сон Теодориха, представлялось невозможным...

Печали не было, а было ясно, что не стоит торопить события, они поспешают со скоростью, заложенной в их сущности. И скорость движения поезда, величина вполне абстрактная и отношения у неё складываются с рельсами, или с семафорами. Можно, конечно расширить эти границы величин, попробовав, к примеру найти.... Ничему плохому учить вас не буду, может быть, как-нибудь после.

Так всё случилось, как и надо было и именно тогда. Поезд был пуст и легко преодолевал расстояние, не столь значительное, но море, прежде бежавшее рядом, стало отставать, удаляться, выдохлось совсем и сменилось ровностью рядов цветущего миндаля, виноградная лоза удивляла своим сходством с ажурным чугуном станины зингера, древние оливы сверкали свеженачищенным серебром листа, а розы оцепляли валы. Всё мимолётно устремлялось вихрясь ветрами по кругам бытия.

Равенна встретила пустынными улицами небольшого провинциального городка и парочкой бомжеватых личностей, присущих любой привокзальной площади. Никогда не пришло бы в голову, что город этот когда-то играл адриатическими ветрами. И морской бриз продувал его улицы, немалый флот теснился в гавани, стоя на страже западных имперских вод. Римской античной изысканности и монументальной элегантности Возрождения здесь было не сыскать. Он и напоминал раковину Святого Иакова. Снаружи окаменевшую, но сулившую внутри лакомую мякоть. Сулили путешественники, осенённые литературным дарованием, а как им было не поверить. Ведь - классики!

Увидеть Париж и умереть. Большей глупости, чем этот призыв, трудно и придумать. Впрочем, не такова ли суть наших мечтаний? Если там и на самом деле столь захватывающе дух, то к чему озадачивать близких упаковкой бренного тела в цинк и заполнения массы бюрократических формуляров? А если Париж не стоит мессы, то что же так огорчаться? Не лучше ли приискать себе новый объект очарований?

Мечты и ожидания чудес, столкнувшись с реальностью, отрезвляют глазами ребёнка, получившего к дню Ангела подарок тщательно выбранный, но имеющий смысл лишь в представлении дарящего...оттого, избавившись от подобных иллюзий ещё в детстве, наслаждаюсь жизнью и поныне, находя красоту даже там, где мечтатели и не подозревают о её наличии.

Я попала в раннее средневековье, когда разучились строить беломраморные храмы, отменили всех богов, оставив одного, заботившегося о красоте души, сочтя тело только её временным пристанищем. И радеть следовало о совершенстве жизни будущей, а то, что снаружи должно было лишь охранять её сокровища толстыми стенами, окна были похожи на бойницы и чистота души не смущалась косыми взглядами вредных идей, контрфорсы ног попирали землю твёрдо и уверенно, внешние одеяния были тёмнокирпично аскетичны, без всяких кудрявых коринфских затей, горельефов, барельефов и прочих причуд кроя.

DSC_0253

Это был сильный ход! Это был и на самом деле ход, упрятать сокровища под столь мужланскую оболочку. И войдя в мистическую темноту Сан-Витале, все представления о жизни вне этих стен тотчас же отступили, показались незначительными, суетливыми, блеклыми и лишёнными красок. Всё оживало и вспыхивало, выхваченное странствием солнечных лучей, заглядывающих то в одно, то в следующее окно базилики. Император Юстиниан с супругой Феодорой, чувствовали себя совершенными небожителями в обществе библейских апостолов, высших церковных прелатов, да что уж говорить и самого Иисуса Христа. Они все там вместе, в высоте торжественно шествуют куда-то, усыпанные драгоценными каменьями и золотом. Они незыблемы и прикреплены навечно к апсидам и пресвитериуму базилики. И живут они уже там очень давно. С VI века.
И не осыпались, не потускнели...

DSC_0227

DSC_0230

DSC_0249

DSC_0250

А как им потускнеть? Ведь идеи единовластия и равнобожия так привлекательны, для многих правителей, питающихся византийскими миражами, да и страсть к золоту тождественна страсти власти? Вот они, здесь, эти картины, не оставляют сомнения. А где здесь душа? Ведь в храме мы лечим душу, так говорят.

DSC_0181

Нет, пойду ка я посоветоваться к ДантУ, в базилику Сан Франческо, там отпевали его скромные францисканцы в коричневом, подпоясанные вервием. А Данте - большой знаток и исследователь загробных жизней всех сословий и распределены они у него в том мире сообразно своим заслугам. Страшный суд ведь ещё не наступил и нет у нас никаких сведений - кому и куда. Воспользуемся тогда хоть комедией, пусть и божественной.

DSC_0173

небольшая ссылка для ясности
http://alexander-blok-poetry.narod.ru/italian-00.htm
Tags: Блок, Равенна, мозаика, фотография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments