?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Вольная интерпретация классики. И.С. Тургенев "Муму"
артишок
artischok
Как ваше имя?
Смотрит он
И отвечает: Агафон.

А.С. Пушкин. Евгений Онегин


Было туманно и беспокойно. Неясность будущей жизни не давала счастливо валяться в привратницкой. Томило и крутило, как перед наступающей весной. Это удивляло, лист отпадал и был сыр и осклизл, как в октябре, а хрустящ так и не сделался, чтоб покрыться снегом, а там и исчезнуть навовсе. Нарушился ход времён, оттого и томление духа случилось с Каштаном.

posterlux-ernst_max_1891_1976-cau9wpk8

Постыдная история, до сих пор краснеет от негодования и начинает ворчать, когда хозяйка иногда трепля его за ухо начинает припевать - Каштаночка моя! - приняли в детстве за девчонку! Был рыж, кудряв и выдан за мальтийскую болонку уникального окраса. Альбиноса vice versa, или наоборот.

загруженное (1)

Всё построено на неожиданных контрастах и когда он стал стремительно расти, вылупляясь из всех атласных домиков, попонок, пелеринок и во время прогулок присаживаться у столбиков не по-девичьи, тогда-то, наконец, семейство и ужаснулось. Но вовсе не от количества потребляемых кормов. Да и не семейство, а Хозяин. Страшный деспот, между нами, совершенно не мог потерпеть соперника в собственном доме.
Одолевал Каштана мелкими придирками о грязных лапах, громком чесании, чавканье, отказал бедному животному от общего стола, лишив права участвовать в интеллектуальных беседах и пользоваться столовыми приборами. Теперь есть ему приходилось без салфетки, прямо из супницы, где половник, сообщник Хозяина, норовил впиться своей ручкой в глаз.
Спать приказали на жёстком щетинистом коврике, ближе к входной двери, а видения о тёплых хозяйкиных коленях, куда можно было преклонить свою кудлатую голову и вздыхать от полноты чувств, приходили только во снах. Тогда он просыпался и начинал бегать по квартире, стуча изрядными лапами по паркету, сметая хвостом всё, попавшееся ненароком на своём пути. И даже выл.

Долго так продолжаться не могло, все стали нервны, по ночам жгли свет и нарушали заведённый порядок, устраивая преждевременный день со злыми тенями, бороздившими лицо вздыбленного Хозяина и зажатым в кулаке жгучим поводком, начинающим свой полёт с разбойным посвистом...

Ехал потрясённый несправедливостью бытия и незнанием, куда везут, запихнувши вместе с ковриком в твердь ковчега. Мрачнее места нет, ибо был изгнан из привычного рая, попав в поток летящих навстречу громад, кривляющихся столбов, мельтешащих огней, внезапных остановок, гудков и обезумевший неоновый серп месяца, пляшущий то справа, то слева, заставлял взвизгивать от ужаса.

Пусть бы всё кончилось скорее, хоть как!

- Ну, ну, ну... милый Каштанчик! Не плачь, не волнуйся, скоро уже приедем... будет у тебя свой домик, где никто не будет тебе мешать, да добрый товарищ, с кем сможешь поговорить всегда, будешь ходить на прогулки по просторам, а не по асфальтам, узнаешь запахи зверей и научишься разбираться в стрекотаньях птиц, мышиных шорохах, петушиных криках, а вечером сядем с тобой у камина и я расскажу тебе всякие истории, а тебе останется только слушать и вздыхать, всё понимать и прощать всякие глупости, которые часто срываются с языка легкомысленных, оттого и курносых, особ...

такая чепуха утешала и завораживала своей абсурдностью, и верно... нелепо разговаривать с собаками, но ровное течение голоса усыпляло тревоги и превращало увязшие дождями глинистые мысли в совершенные кристаллы долгожданного снежного покрова...

Встретил Страж, не о трёх главах, а о трёх ногах. Кудлат, с костылём и с виду камуфляжно-неприветлив от тягот прошлых жизней Воина. Претерпев немало, нашёл кров и стал позабывать кровь горячей точки, больше не ворочалась она в сердце жгучестью тромба. Нового товарища встретил по-отечески строго, поняв животной своей сущностью, как с ним надобно поступать, чтоб вырос из него настоящий пёс, а не плюшевый карнавальный костюм, который натянет на себя любой подлец и не поморщится.

Так и полилось время, ровно, перетекая журчащими клепсидрами из дня в ночь, из весны в лето, то пламенея языками усмирённого печного огня, то тревожа восходящей из туманного горизонта прохладностью луны.

В Дом приезжали много, часто Хозяйка. Это было восхитительно. Страж отпускался на свободу по своим трёхногим инвалидским делам и дни проходили в разных затеях, разукрашенных лакомыми кусочками. Можно было совершать дальние вылазки и открывать неожиданные запахи и вкусы сладости диких ягод и кислоту муравейников, случалась отведать и горечь осиного жала... То было летом, а зимой всё замирало и вольно гуляли метели с ветрами под надзором выпуклых звёзд, карауливших день, который становился от этого надзора совсем робок и едва появившись, сразу же поспешал спрятаться...

Всё было бы неплохо. Каштан возмужал, стал тонок в талии, но крепок в груди, лапы окрепли, юношеская нежная курчавость утеряла искру позолоты и завилась гордым платиновым завитком, хвост вёл себя достойно, а язык вываливался от прилива чувств всё реже, больше был держан за зубами.

Чувства, впрочем, были. А без них жизнь была бы пресноватой, да и кто сказал, что лишь двуногие должны обладать ими? по весне трёхногий Страж завёл себе подругу по-соседству, туда они и захаживали иногда. И нашлась там симпатичная особа дворянских кровей, хвост колечком, резвая Чернушка. Отношения завязались не на шутку, дошло до свадьбы. Но непостоянство и капризы молодой жены, державшей открытый дом и принимавшей господ кобелей всевозможных, не всегда порядочных репутаций, отвратило Каштана от прелестей этой ветреницы. Хоть пошли и детки, но столь пестры и беспокойны, что разбежались сами по себе, рассыпавшись по соседским дворам, как горох, пойди найди...

Приближались зимние праздники. Они бывали отмечены всегда подарками, ёлочными огнями, треском фейерверков, ватагами гостей, катанием на санях и прочими вкусными запахами и сахарными косточками. Каштану всегда дарили подарки. Это мог быть красивый ошейник, средство от блох, иной раз вкусный мячик, а то и самобегающая игрушка.

На этот раз, встречая прибывших, припрыгивая в нетерпении вокруг машины, Каштан насторожился, учуяв какое-то странное движение и увидев загадочное лицо Хозяйки. Уж очень было оно хитро. Что-то должно, что-то должно, что-то должно.... стучало сердце и вправду - повалил снег

- Вот, держи, милый, коробку! тащи аккуратно, отдай Стражу. Это триммер будет делать тебе красивую стрижку...

А в Большой Дом не пустила. Настроение было испорчено. Слоняясь вечером под окнами, холодея подстриженной головой, вдруг увидел в хорошо изученных тенях, лежащих на снегу, какой-то непривычный фрагмент.

Задрав голову увидел Хозяйку, манившую в дом...

1303802914_024

Левретка, пепельноглазая, стройная, застенчивая, с тонкой нежной кожей, через которую просвечивали стыдливо бившиеся пульсы, сидела на кресле и нервно облизывала губы острым алым язычком. Она явственно волновалась.


Каштан застыл словно Лотова жена от такого чудного видения, слеза умиления, не сдержавшись, скатилась из левого ока. Насладившись по-гоголевски мощной драматургией немой сцены восхищения, Хозяйка засмеялась захлопала в ладоши и сказала -

- Вот, Каштанка! изволь любить и жаловать нового члена нашей семьи, будет тебе славным другом! Знакомься - Феликс!


*Картины Макса Эрнста

  • 1
Что-то подсказывает мне, сестренка, что хитрая хозяйка обманывает простодушного Каштана, и вовсе не Феликса она ему привезла, а Фелицию.
Прямо в Каштановы лапы.

Братец, ведь написано премудрой сестрицей, вместе с г-ном Тургеневым - вольная интерпретация!:)) Это тебе со стога лучше видно, как там у вас в сёлах перелесках эти все гендерные проблемы решаются)))

Не пугай бедного читателя!
Кого же ты утопишь как Герасим Муму?
Каштана? Филицию? Трехногого Стража?
Ыыыы (сабачек жалко)

А что, элемент лёгкого садизма никогда не был лишним:) Вот только печалит, что мысли мои столь прозрачны, что ты воспоследовав им, сделал правильные выводы. Хочется переплюнуть сэра Уильяма в количестве трупов:) Впрочем, не тебе ли, как братцу, с которым мы отрывали лапки тараканчикам, не знать этого?:)))))

Помнится, сестрица, что мы не только тараканам головы отрывали.
Ты и меня за уши дергала, проверяя насколько умна крепка моя голова.
Аль забыла?

Да, братец, помню, особенно на твой 185 день рождения, так надёргала, что потом сбилась с ног в поисках льду для компрессов:)))

Это ты мне мстила, за то, что я на твое шашанадцатилетие так шлепнул тебя по мягкому месту, что тебе пришлось отказаться от просмотра кины "Эмманюэль" со своим ухажером.

Не, не помню:) Меня столько шлёпали по этому самому месту, что я совершенно не могу идентифицировать руку шлепуна, хотя уж твою-то лапу могла бы по-сестрински и запомнить:))))
А ты что, к ухажёру испытывал нездоровое чувство ревности?)

Почему нездоровое? Очень даже здоровое!
:))

Нет и нет, дамские журналы пишут, что вовсе нездоровое и это пережиток!:) Нынче надо жить по-европейски и оставить все эти предрассудки и домострои, вот!)))

Вооот!
Потому-то я и смотрел Эмманюэль с двумя подружками, объясняя им разные непонятности.

Я знаю, они мне потом рассказывали и даже показывали:))) эх, простаком ты был всегда, братец, не знаешь ты силы женской дружбы!:)

Научная информация и обязана была пойти в массы трудящихся!

И кто же осмелится поспорить с тобой, братец, если только строптивая моя дщерь Дуняша, кстати, не вижу её отчего-то, загуляла видно с кавалерами. И ладно, пора уже девицу пристраивать:)

Может быть Дуняша решила закрепить на практике полученные у нас теоретические знания?
Честь ей тогда и хвала. Пятерку поставим?

Прекрасно! Особенно понравилось описание собачьей свадьбы своим отсутствием. Это очень тонко и изящно: легкий намек на "открытость дома" - и сразу же к новогодним праздникам. Кстати, кое-кто мне не ответил на новогоднее поздравление.
Да, и тема Герасима не раскрыта. Где же злодей с последующим раскаянием и нашим коллективным осуждением?

Герасима осуждают учительницы начальных классов:) Но это, чистое лукавство, они же барышни образованные и знают прекрасно силовые точки, притягивающие всяких некультурных самодурок-помещиц, к его простодушному облику. Была там одна зацепка, как намекает И.С....
Поздравление любимого кузена уже висит в рамочке на стене и я на него иногда даже, по ошибке, свершаю крестное знамение, прости Господи, приняв его за Образ. Следовательно, я отвечаю на него, почитай, каждый день:)
Вы требуете продолжения банкета, любезный кузен?:) Кстати, Герасим пел в другой опере, мне кажется, что в Венской)))

  • 1