artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Призрачная корова, или сорвётся ли ремень со стены...

Старый ремень висел на гвозде и ждал своего часа. Ему не везло, притом. С последнего воплощения в образе белого быка.

89599

Явился не там. Не тогда. И неизвестно зачем.

Он согласен был быть даже сном глупого кудрявого отрока пастушка волоокого Фалалея и еженощно терзать его своим явлением…

Неплохим вариантом было бы путешествовать по влажным волнам Средиземного моря с прелестной сидонской девственницей, ещё большие удовольствия нежились на скалистых берегах Крита.

Или, на худой конец, хоть поддеть на рога парочку этих разукрашенных золотыми галунами двуногих спесивых трусов, пытающихся изобразить из себя героев. Хе! Попробовали бы они один на один помахать своей тряпкой перед его носом! Не нагнав на арену пару десятков подручных убийц. Грязная работа.

Планида его была предначертана местом явления, внушавшем лишь слякотное уныние, от слякотной погоды, и от слякотного в своей бессмысленности совнархоза, постановившего вдруг шаловливо очистить все коровники от их обитателей, превратив оные во вместилища золотистых плодов любви полей со своей царицей. Поля были скудны и глинисты, царица бледна, рахитична и недоделанные отпрыски, не дожив до следующей весенней страды, обратились в ту же слякоть и не помышляющую о любви.

А стадо отправилось преобразовываться в модный кожгалантерейный товар. Ибо мясной деликатес из него изготовить не удалось, ввиду излишней костистости исходного продукта, хотя трубчатая часть могла бы служить отличными зубочистками для степенных кавалеров Бробдингнегии*, а ребёрная крутость была бы прелестным гребнем для непокорных локонов местных ветрениц… но совнархоз не знал, где сия страна находится, ибо не был знаком с шедеврами мировой литературы, равно, как и наукой географией и вообще был знаком лишь с докладами и тезисами. Ещё он знал призрака коммунизма, но тому уж какие такие зубочистки... Всё съедобное застревало ещё на подступах... в бороде…

Галантерейный товар изготовить удалось лишь в сильно усечённой ременной экзистенции, ибо шкуры были слегка подпорчены изначально игривым поведением стада, шатающегося по кустам совершенно самостоятельно, пытаясь отыскать лакомый прокорм.

Куст стоял стеной и блаженствовал, воображая себя живой изгородью, взращенной покорным вассалом по велению его лордства и оставлял всякие записочки глубоко интимного свойства на впалых боках прелестниц, продирающихся к сочным травам, что впоследствии доставило немало исследовательских хлопот озорным кожемякам, большим любителям солёных скабрезностей, но ввиду своей смущённости в грамматических правилах синтаксиса, так и не постигших красот галантной шифрографии, распадающейся под их продубленными лапами тленными кружевами…

Поиск напоминал полёт Валькирий. Стремительный и неуёмный, он не мог быть ограничен ни бунтовщиком Вагнером, ни задумчивым пастухом. Пасторальный (в прошлой, а не колхозной жизни) пастух посиживал с лешим на осиновом пеньке, закусывая первачок хлеб-солью, да красным яичком, да вёл с еще античным своим приятелем неторопливый разговор.

Лешего надобно было умаслить и надуть, чтоб обеспечить себе беззаботную службу и здоровый сон. Беседа длилась долго, леший оказался ещё той пронырой и выдвигал требования, явно грозившие большими неприятностями и сулившими по осени, когда цыплят считают, большую недостачу и маячил перспективой суда чести…

Сговор не состоялся за получением предписания из райцентра, где обозначены были напрямик вехи борьбы с суевериями, скотоложествами, самогоногонениями, суховеями и прочими словесами на литеру «С», старательно высиженными яйцами совнаркомовских сидельцев и разлетевшиеся сумасшедшими сороками-белобоками по сорок фунтов секретарской хитрости в каждом сером мозгу, отягощенном серотонином и мыслью о новых колготках прямо от итальянского коммуниста производителя.

С высоты птичьего полёта видна была видна безумная инсталляция нескошенных кукурузных заблуждений, кое- где украшенная плодами экстатических фантазий нескромного отечественного модельера , служащими для поддержки штанов…

А ремень, который прекрасно вышел из того стада уже висит в нужном месте моих (нет, уже не моих, а ЕЁ!) воспоминаний и ждет знакомства с отроковицей несмышленой. Или уже смышленой достаточно, чтобы удрать с целью приобщиться к наслаждениям от нарушения запретов Зевса-Громовержца с ремнем.

*Бробдингнегия - страна великанов, которую посетил Гулливер вслед за страной Лилипутиев.
Tags: Дали, Свифт, превратности судьбы в общегосударственно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments