?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
О Бунине. О творчестве, да и ... Часть I
артишок
artischok
Простите меня, Иван Алексеевич!

Хотела поздравить Вас с днём рождения. Да и как всегда, не умея помнить даты, числа и будучи недружной с числами, совершенно пропустила 22 октября.

Пропускаю многие даты, не по злому умыслу или беспамятству о людях дорогих, которые во мне постоянно. Они перетекают с кровью, в замкнутом пространстве сущности, отдаляясь на периферию большого круга размеренной волной, но приливая к сердцу всё беспокойнее начинают постукивать молоточками пульсов.

Иной раз, напоминают о себе в виске голубой жилкой нежности, такой неотвязчивой, что голова начинает идти кругом и тут уж надобно хвататься за средства подручные, чтобы совсем не потеряться в пространствах, где на календарях царит только весна.

Случаются и кровопотери, а как не быть... этого не избегает никто. Болезненно и холодно становится от этого, но кровь, что она? Имеет силу восстанавливаться и воссоздавать новые элементы, замещая ушедших во вне.

but812.1.10.wc.100

С Буниным совсем не так. Мы с ним познакомились давным давно, когда, к счастью, вопрос, что читать и какие картинки смотреть, решался не чиновным блюстителем нравственности, а решался совершенно обыденно и просто - в семье, где ханжеским маскам, прикрывающим пустоту, места не было. Место было мудрости и пониманию, какую силу несёт Слово, большой литературы. Запреты. Да, они были, только руководило ими стремление не поранить непониманием взрослости вещей.

Но разве возможно что-то запретить, не вызвав желание, вполне обычное, исходя из человеческой сущности, попытаться подобрать золотой ключик к тайной дверце, прикрытой холстом будничной жизни? И об этом прекрасно знают не только герои сказок чернобородые и синебородые мужчины, но и наши родители. И знают, что запрет будет нарушен.
Потому, что любовь уже живёт в сердце и ясно, что она многолика, обширна и так многопокровна, что стягивать облачения придётся долго и дойти ли до сути её...

Многое было узнано, но неосознанно, а как это можно было осознать не имея опыта. Ведь начав с Дюма в пять лет, пройдя путь непережёванного проглатывания текстов, обращавшихся в сверкающие звёздочки кристаллов. Они забивали предназначенные пути последовательности тока крови, она начинала бурлить несвоевременно, подгоняемая реакциями неменделеевой химии.

Да и вот, что это за осёл такой апулеевский, ослы нам известны и по жизни, своим упрямством и несговорчивостью, да как средство передвижения Санчо Пансы, что они там ещё могут делать неположенного, что эта красная книжечка находится под ключом книжного шкафа? Отчего бедняжка Сапфо становилась зеленее травы? Что это такое за постижения донных тайн кувшинов у Бокаччо? И на ком хотел жениться милый друг? На маме, или всё-таки на дочке? А бедная Эмма Бовари, отчего она умерла. От любви?

От любви можно умереть. Я знала, ведь мой любимый и поныне герой Простодушный, впал в такую скорбную муку, узнав о смерти прекрасной Сент-Ив, что хотел убить себя. Это болезнь?

Болезни я любила, но знала наяву лишь ангины, болит живот, да ветрянку. Болезни прекрасные, позволяющие оставаться дома и безнадзорно рыться в книжных шкафах, пользуясь одиночеством квартиры, выискивая там запретные девицам плоды. К любому замку можно подобрать ключ. Раньше или позже. Желание, ведомое змеями искусителями, отворяет любые замки.

Несоответствие болезни и любви и их взаимосвязь... Как можно умереть не от несчастной письменной вертеровской любви, а от каких-то пятен во рту у купринской девочки Жени, которую собственная мама продала, не дождавшись и десяти лет и с тех пор она ходила по рукам... а может на руках, да и повесилась... Становилось понятно, читая дальше, что выход из ума - не самый плохой выход во избавление от этого идиотского недуга. Самым хорошим выходом был, конечно, свадебный пир князя Мышкина...

Но даже сказки замолкали на этот счёт, оставляя нераскрытыми тайны брачной бесконечности, ограничиваясь отговоркой и я там был вино мёд пил по усам текло в рот не попало...

Время текло, впитывая слова с жадностью губки, влага их оседала во снах, да служила опыту, совершенно робкому, делающему первые шаги в познании собственного тела и определения крепост души.

Познавать себя, в потоке жизни, меняющейся ежеминутно. Это возможно разве?
Возможно. При условии взгляда на себя, отстранённого, но идущего изнутри, парадоксально возвращаясь туда же. И на мир, создаваемый в себе ежеминутно, делая, трудясь, расширяясь, не ища рецептов проверенных, а фильтруя их в себе, собирая по каплям этот драгоценный щлейф ароматов, присущих только тебе

И как это сделать, возникает вопрос, не признак ли это некой разброссаности ума, сомнений в его возможности решить практические задачи, ежедневно потребные. Не возникает ли от следования путём не общим, но своим, множество ошибок? Возникает. Они нужны, ибо разум учится на них, обогащая душу. А не на отфильтрованных рецептах полученных извне.
Непрерывное деланье, выраженное у художника в творении музыки, слов, отображении мыслей на холсте.

Уловить и успеть воплотить этот труд в символ, краску, ноту, вот, что есть творчество. Способность сконцентрировать удар, хоть кистью, выраженной мазком, проникающий в мозг зримо, удар звуковой, тональный, попадающий слуховым ходом, но вызывающий бурю эмоций... а что слова? Не самое ли это сложный способ самовыражения, когда яркость красок и музыкальную гармонию надо воссоздать, извлекая это всё из игры кубиков букв, строя из них замки слов...

Способность творить исходит изнутри. То, что снаружи может быть бедно яркими событиями, они лишь отвлекают от внутренней глубины, они так и просятся, чтоб их потребили, насытившись чужим, но не своим. Оттого, так много поэтов, не поэтов, пишущих много букв, но не писателей, много нот, но не моцартов.

Истинный Творец одинок. Одиночеством вечным, вселенским, как состояние души.
Таков и Бунин.


  • 1
Хотя ты сестренка, а я братишка, но вот реакция на Бунина схожая.
Умел-умел мастер наш, вписать в невинные слова накал эротики. С тех самых лет помню (никуда не заглядывая) первую строчку рассказа: "Вошла в холстинковом сарафане..."
Кто вошла? куда вошла? может старуха вошла? Нет, конечно. Ясно - это ОНА вошла и уже волнует.
А будет впереди то ли стог, то ли каюта на пароходе, пыльная библиотека...

Так и что удивляться), мы ж сродственники, следовательно, в нас течёт одна кровь... я удивлена твоему удивлению)
Уж кто кто, а ты должен знать мою любовь к холстинковым сарафанам:) и к чисто вымытому лицу.
Библиотека пыльная, это совсем неплохо, совсем неплохо, можно слегка пропитаться знаниями, отряхивая пыль с подола и чихая длинным носом)))
Оооо... каюта на пароходе, они нынче ходят, или уже застыли во льдах?:)

Ну какое же тут удивление, сестрица Алёнушка?

Тут тоска по сенокосной поре в библиотеке на пароходе, плывущем по Волге в холстинковом сарафане и чесучовых брюках прямо в Париж на свидание с Гончаровой

Эээ, братец Иванушка! Я поплыву на свидание к Ларионову:)Пусть он мой портрет наваяет, но нереально, ибо пароход в Париж... И как его,бурлаки что ли должны тащить?:) А если так, то очень долго плыть и приплыть ли вообще)

Разве ты забыла, что если плыть на свидание с нетерпением, то пароход сможет и взлететь, размахивая холстинкой как крылышками?

А бурлак уже ждет на месте с кистями наперевес

Хорошо, что не с кистенями:))
Хорошо, ко мне пришли гости, буду уделять внимание им. уж извини, братец, лучше синица в руке, чем пароход в небе, хоть и с крылышками:)

Хе-хе.
Так и я тоже в гостях у сестренки - как бесплотный витающий дух (тайно пожирающий вкусноту и курящий в рукав)

Здесь курят!!!:))) Позволяю. ибо сама не без греха, хоть и электронного ныне. Позволяю даже выпить бокал вина. Я с тобой, братец, могу чокнуться) У меня славное мерло, пахнущее травами, хорошо, что не сеном, а не то я чувствовала бы себя глупой бурёнкой)

Как видишь я с удовольствием чокаюсь!

Но, сестренка, курить я буду в рукав, как и положено незримому духу, витающему над твоим бокалом и осеняющему его (а точнее держащую его руку) своим незаметным касанием, подобным касанию касательной гиперплоскости поверхности n-го порядка в ее седловой точке.
(Во как загнул! Будишь ты во мне, сестренка, тягу к изреканиям)

Да. братец, загнул что-то глубоко химическое:) Надеюсь, что напиток в твоём бокале вполне натурального происхождения, а не алхимическая субстанция? А не то, я вылью его в раковину:) Чтобы не заразиться каким вирусом)
Реки!:) Я внимаю.

Не-не-не...
Это вино компьютерное, чистое как слеза какой-то гнусной примитивной рисовалки, которой я пользовался.

А пока моя ось шестого порядка вертится вокруг твоего бокала, как жадный комар летней душной ночью вертится вокруг разгоряченного тела, сбросившего с себя последнюю простыню в порыве короткого сна.


Ой, по-братски ли это, сбрасывать с себя простыню?:) Совершенно не ко времени) Счастье, что хоть от комаров назойливых мыслей неясности мы избавились нынешней осенью)И не они выпьют влагу из нашего бокала.

А вот для того и придуманы комары, чтобы простыни не улетали.
И химия придумана, чтобы не улетали комары.
А физика придумана, чтобы не летала химия.
А филология придумана, чтобы не летала физика.
....
:))

Ууух! Простыня придумана, чтобы заворачиваться в неё с головой,когда одолевают проклятые комары! но они, собаки страшные, умудряются прокусывать и её. И из физики здесь только хлопки по всем частям тела, но всё мимо, а из химии только сидение на улице, окутывание себя дымом сигары и раскладывание пасьянса от невыносимой лёгкости бытия:)
Ибо в в четырёх стенах - духота)

  • 1