artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Categories:

Некоторые рассуждения о местах обитания продажной любви.

Солнце, выглянув было ненароком, не заметив перемен в предзимней застылости, убралось светить в другое полушарие.

Тем временем Селена прильнула к печной трубе яичницей без глаза, свету стало больше, а разговор полился откровенней.

Мысли заинтимничали, пораскраснелись, пораспоясались, превратившись в несносных любопытниц, длинноносых базарных Варвар, требовавших немедленного, но тайного проникновения на торжища продажной любви.

И даже страх лишиться носа, этой нужной всякому, склонному к добропорядочности, украшению внешности, не вынудил их угомониться. Да и мои заверения, что там зловонно, безмебельно, стеснённо, чадно, нескончаемо, падше, наконец, расхохотали этих бесплотниц.

2d484f7973c3

Хорошо же! - решила я - сейчас сЮвенальничаю и посмотрю, как вы запрыгаете...


Послушай, что Клавдий

Претерпевал.

Как почует супруга, что муж почивает,

То, дерзнув предпочесть палатинскому ложу рогожку,

И ночной башлык августейшая взявши блудница

Тотчас уходит, с собой одну лишь взявши служанку,

И под светлый парик волоса свои черные спрятав,

Входит она в вертеп, от тряпья устаревшего душный,

И в пустую отдельную клеть. Там она предстояла,

В золоте грудь – нагишом, под именем ложным Лициски,

И казала твою, благородный Британик, утробу;

Тут поцелуями встретя входящих и требуя денег,

Навзничь лежала она и многих вкушала удары.

А когда уже дев своих распускал содержатель,

С грустью она уходила, но что могла, хоть последней

Клеть запирала, еще горя раздражением страсти

И утомясь от мужчин, уходила еще не насытясъ;

С закопченым лицом в дыму нечистом лампады,

Грязь вносила она и запах вертепа в чертоги.

Перевод А.Фета

Закончим посиделки и безотложно приступим к делам. Творящимся под Луной. На оборотной стороне этой страстной, с виду беспристрастной, с виду меланхоличной госпожи.

Хоть в античные времена, хоть ныне, проникает зрак ея беспреградно в закоулки сознания и подсознания о коих и не фрейдиствовал пытливый анатом факта Гален, выслушивая болезных дев в самом соку, дремлющих на кушетке.

detailj

Закоулки изведаны вполне, в них нового ничего Селене не обнаружить.

Тут мои мыслишки, пригрустнувшие от некомфортной бордельной повсенощности, взбодрились и стали пенять мне на некую ущербную однобокость моих воззрений.

- Как хотите, дуры - сказала я - валите по римам да по пляс пигалям пустыми пигалицами ...куда хотите, только оставьте меня в покое хоть ненадолго, что бы вы там не поразведали, мне совершенно игнорировать. Я и так ведаю, что ничего, что годилось бы какому снобу с пометкой срочно, вы там не... иногда полезно наполниться пустотой безмыслия...

Как стекал поток матросов прибитых к помпейской гавани мощными волнами вожделения в лупанарии поразвеяться, так и ренессансное карнавальное шествие возглавляли неприкрыто обнажённые искусительницы, запруживая кривые переулочки праздничным блудом, так и поныне плавают в сточных канавах вдоль дорог осколки антикварной профессии.

Цена артефакта колеблется в зависимости от премногих обстоятельств.

Предадимся поначалу науке топографии местности.

Она вносит значимые коррективы в прейскурант цен карты удовольствий, что в первом риме, что во втором, так и в третьем... То что поцентровее, поизысканней позажиточней, пораскрашенней, заставит мошну скорбно сморщиться, а то, что поокраинней, пооблупленней, то уж, что совсем никуда, одним словом, бордель борделем для всяких оборванцев братьев разбойников, звякает доступным медяком.

Что характерно и святоши не обделены вниманием. Направляя свои стопы к храму Афины, или Исиды, скажем, бывают схвачены порочной рукой за край туники и повержены красотой блондинки взахлёб... и получается, как всегда... шёл в храм, ведомый туда высокой чистотой стиля и совершенством поэтической мысли, а попал в сор, репьи, бордель... обнаружив себя меж стройных колонн портика святилища уже вполне падшим, разоблачённым и даже разгорячённым...

MoreauPoet&SirenAM9-100

Впадать в грех корыстолюбивого соития следует в местах специально для этого отведённых и обозначенных замысловатыми подсказками на стенах, начертанных на языке нам непонятном - Lucri bonus est odor ex re qualibet*, что означает для профанов не желающих утруждаться латиницами - Келад фракиец своими кульбитами заставил девушек стонать, но бонуса так и не получил...или что иное.

Подозрев, что опять эти мысли всё переврали, посмотрев на левый manus и пошевелив digitusами позволив сорваться с них давно позабытым познаниям в парацельсовых штудиях и на экран приковыляла такая нелепица, что и говорить о ней не стоит, чтоб уж окончательно не потерять facies... как ни суди ряди переводи, а куда подевались эти фракийцы? ещё скажите хазары со своими словарями, которые и вообще хуже этой латыни в сто раз, фиг там в этих павичах разберёшься, дело столь извилистого разума, где сшибаются легионы мыслей...не наши пять штук... да и обскакала этого ПАВИЧА ЛЮБОВНИЦА, ЭЛЬФРИДА, девушка резвая, но порезавшаяся глубоко ПИАНИСТКА... нервная, а как не быть? спросите вы, при такой работе?

За трудами лингвистическими отвлеклись от барышень, что совершенно правильно, ибо тут полное уравнение с одним известным стоном. Не трансцендентное ли? А не выглядит ли оно так, скажем celad x= 6х?

А стонали на языках каких весей, какого роду племени, какого обличья, и стонут ли вообще на языках или стоны эти имеют лишь логику царицы наук...

/Фальшиво поёт частушку:/
Мы с милёнкой углубились
в теорему от Ферма,
Глядь: она уже разулась
и разделася сама.

...на эту наивную античную штучку удалось мне наткнуться совершенно счастливым случаем. Писана она на вульгарной латыни неким Корбулоном, ясно, что автор грубый солдафон, не чуждый арифметике хоть. Суть же верна. О чём впоследствии писали лопе де веги с бомаршами, да с мольерами - о пользе учИтелей.

Куртуазные авторы ошибочно предписывали своим легкомысленным подопечным лишь багатели музыкальные и танцевальные, а этот римлянин явно разоблачает их заблуждения, помогая нести достойнейшей девице пытливой Урании её астролябию или sekstans...с целью наиточнейшего измерения углов и постижения тайн окружностей.

Впрочем, я решила перевести эту вульгарный стишок на древнегреческий...

...коль задумал ты нанять учителя наук точных для отроковицы своей безмозглой,
подёргай старца согбённого, вошедшего в дом твой покряхтывая
походкой нетвёрдую
за его козлиную бороду!
не окажется ль она приклеенной?

перевод Артишока



Движенье, движенье! восклицает лисица- римский классик, разглядывая полёт шмеля в местах отведённых обиталищу печали.

Среди посмертных монументов, возведённых неутешными сиротами, таятся улитки жаждущие получить малую лепту, за даримые в тени склепов быстротечные услуги, напоминая влажным следом вожделения на песке аллей некрополя, что жизнь коротка, земные страсти потребны годам недолгим, годами здешними, но непотребны в мире ином... озадачивающем даже не своей неотвратимостью, а отсутствием телесности оболочки...

Милые выползницы, кстати. Говорят, что деликатесны с соусами из трав и под чесноком.

Да и сам Фридрих Великий не гнушался этих брюхоногих , если задрать голову и освежить впечатление от проделок развратницы Мессалины ловко описанных Ювеналом то и иные, нам неизвестные художники, возрезали её доблести, как могли на камее, изобразив даму, раскинувшуюся под деревом вблизи храма Приапа, с одной стороны, а на другой стороне наша героиня улитка, открою тайну, наконец - символ похоти, в почётном окружении семи фаллосов, меж которыми вьётся надпись Invicta, что есть - непобедимая, указующая на что вам угодно. Но чтоб не было сомнений, вверху написано имя Мессалина, а внизу Клодия.


Иные, не обременяющие себя философскими рассуждениями о Бытие "милые произведения Венеры" бессознательно прогуливаются напропалую в местах, отведённых для радостей многолюдно толкающихся, расцветших товарами модных лавок, ужимками мимов, распахнутых трактирных чрев, разевают рты на чудеса цирковых кудесников, мстительно опускают пальчики вниз требуя гладиаторской смерти, а не всем ли мужчинам... веселятся на театрах, разглядывая себя в зеркале Плавтовых комедий, себя не видя, а лишь примечая подружку дурочку деревенщину вечно обманутую Леттику, дивятся наивно похожести злобной сводни, на собственную, шныряющую гарпией в поисках богатого наследника, приехавшего в вечно вечные города по вечным торговым делам...

Они летят по жизни привлекательной и яркой насекомой бабочкой, поразукрашенной неуёмно румянами, чернёными бровями, умело выбеленными волосами, но, суть их неизменна - капустницы блондинки! вредительницы полей нравственности... но и охранительницы семейных очагов.

Не исключено, что будет время углубиться и в семейные бездны, что мысли принесут на хвосте... кто знает.


*Запах прибыли приятен, от чего бы он не исходил.
Ювенал
Tags: Ювенал, мессалины, продажная любовь, художник Гюстав Моро
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments