August 20th, 2013

артишок

Неожиданный пируэт. Но... бывает. Будем снисходительны

Бедная Елена Гаджиевна!
Кто тянул тебя за простодушный язык?
Я сочувствую тебе и когда смотрю на тебя в феноменальном отрыве от грешной земли на пять метров и страшное приземление, у меня замирает сердце.

Img214560898

Вы пробовали прыгать со второго этажа? Ну, или хотя бы прыгать с забора? Высоту ещё усугубляет плюсование собственного роста, а у Елены он метр семьдесят четыре сантиметра. Я так думаю, что это страшно и надо с собой всякий раз бороться. Да хоть бы от осознания того, что парение длится недолго, а приземление сулит неожиданности столкновения с твердью, хоть и укутанной матами.
И легко можно сломать шею и провести остаток жизни в инвалидной коляске, или вообще её никак не провести.

Да и не вижу я ничего плохого в том, что мальчики направо, а девочки - налево... Каждый выбирает то, что ему нравится и к чему лежит его душа. И это совсем неплохо. И каждый имеет право быть выкрашенным в цвета, ему близкие и приятные.
И вам ли, господа пингвины, клокочущие праведным гневом толерантности, ловить эту, реющую в небесах буревестницу?
Смешно, право...

40946w600xh400va6
артишок

Наскальные рисунки и непрочитанные иероглифы сознания.

И зачем это меня здесь бросили? И где моё уютное гнездо? И Анечка? Почему она так плохо себя вела, что её наказали, лишив меня?

Всё кончилось. Жестко, больно, кроваво, удушливо. Наступила новая жизнь. Бредовая жизнь вытолканного взашей из Рая. И за что только, ведь у меня даже не было зубов, чтоб надкусить запретный плод.

Было два пути – закончить её, так и не начав, или - войти в неё и пытаться научиться плавать в ней.

0017-033-Iskusstvo-pervobytnogo-cheloveka

То, что я в ней уже плавала, это было очевидно, подо мной всё было мокро. И никто не спешил прийти на помощь. Грязно-оранжевый цвет воспоминаний … ещё оттуда, он единожды посетил меня в то счастливое время, а потом ушёл и всё стало хорошо. И снова! Эта страшная рыжая клеёнка, с которой начинается жизнь изгнанников… Чтоб ни одна капля прежнего опыта не просочилась наружу и не смела смущать умы живущих на этом свете.

И эти маленькие в тугих пеленах мумии фараонов, но не лежащие смирно в пыльной тиши лабиринтов пирамид, а орущие на разные голоса. Фа-со-ля-ны… И их можно было понять.

Petroglyphs_in_Gobustan_01


Collapse )