February 12th, 2012

артишок

Прав ли был папа Карло, когда кормил Буратино луковицей?

Взять хотя бы совершенно обыденную и повседневную вещь, как готовка. Многие готовить не любят. И на самом деле, если посмотреть на это дело как на унылую обязанность, ничегошеньки-то хорошего тут и нет.
Ведь, как подумает иной - ковыряешься пол-дня со всякими фаршами, нарезками, морковками, пассеровками, духовками...
Потом собираются все и съедают эти плоды трудов и потраченных часов, за весьма короткое время. В сухом остатке остаётся груда тарелок сковородок и раздумья о том, что завтра предстоит делать то же самое. Да не совсем и то же, а вовсе и что-то другое. Для разнообразия, так сказать.
У меня, как у человека ленивого, но любящего готовить, уже давно выработался свой подход к этой проблеме. Тут главное абстрагироваться от бытовых забот и вспомнить все страны и города и друзей, живущих в них. И все совместные трапезы и рецепты. И людей и разговоры за этими многочисленными столами и барными стойками и мангалами и ресторанами и перекусами на бегу. И запах жаровен с пекущейся на них кукурузой или каштанами. Да, что об этом говорить? Это всё легко всплывает в воображении.


Гораздо более интересный и извилистый путь проходишь, когда рассматриваешь какой-нибудь натюрморт. Вот голландцы - большие мастера были на этот счёт. Сразу задумаешься о том, что нынче и прекрасных таких продуктов не сыскать. Коты, правда, вороватые, норовящие стянуть что-нибудь со стола остались. А где нынче раздобыть прекрасную курочку, выкормленную на чистом зерне?
Только на базаре, да и то, по знакомству).

Нынче всё больше искусственное, да химическое. Привлекает внимание к себе яркостью упаковки и всякими мудрёными словами о пользе этого изделия. И массе всяких полезных витаминов в нём. И это слово - полуфабрикат! Какое-то несоответствие с тушкой птицы, например. Представляется конвейер с плывущими по цеху клонами и страшные женщины в резиновых сапогах с большими ножами в руках, которые методично, раз в секунду, взмахивают этим орудием труда и отсекают этим "петелинкам" то лапу, то голову. Коллективное воплощение Морты. Парки, которой боги доверили судьбу перерезать нить жизни.

Боюсь я этих нынешних продуктов. Боюсь мяса коров. Которые проживают свою жизнь в чудовищных условиях на промышленных фермах и, как пишут люди, исследующие эту проблему, испытывают непостижимую боль, когда с них снимают шкуру. Представьте себе, какой заряд негатива и ненависти должен вырабатывать их мозг! И какие процессы происходят на молекулярном уровне в их мясе, итак напитанным всевозможными гормонами роста, антибиотиками и прочими "витаминами". Не потому ли, думаю я, в Америке и Европе развелось такое невыносимое количество патологических толстяков, которые мнут и мнут биг-маки и прочие бургеры.
Боюсь колбасы, состоящей из какого-то Е234567... и глютамина натрия, боюсь хлеба, причудливо покрывающегося плесенью, на второй день своей жизни, боюсь ужасных зимних огурцов, превращающихся в холодильнике в слизистую субстанцию и прочих прекрасных на вид, ярких и нарядных фруктов. Они порочны и испорчены уже изначально. С ними не хочется иметь дела.

Не знаю, обладают ли куры или утки способностью предвидеть свою судьбу. Знают ли они о том, что по достижении совершенно определённого возраста и веса, они будут увлечены неумолимым роком на заклание, так и не увидев дневного свете, не ощутив дуновение весеннего ветерка, не попробовав вкусного червячка, не состроив глазки красавцу петушку и, в конце концов, не испытают чувство полёта, во время погони за ней хозяина с топором, чтобы поставить точку в её куриной жизни. Да и петушок, бедный. В курином царстве - строгие законы. Тот, кто, не вышел голосом и ростом, какой-нибудь интеллигент-задохлик с книжкой под мышкой, не выработавший командного голоса и гусарской стати, - участь его предрешена... Попадает в суп с лапшой, или, если повезёт, бывает приготовлен по французскому рецепту со всевозможными кореньями и в красном винце.



В общем, мне приходится постоянно отвлекаться на эти грустные мысли и размышлять о том, что мне всё-таки хочется помереть здоровой и счастливой, а не больной жирной развалиной.
К каким выводам я пришла. А к каким выводам можно прийти в этой ситуации? Два варианта. Или завести стадо коров и кур. Вместе с огородом на пару гектаров, что представляется довольно-таки хлопотным делом.
Или завести добросовестных поставщиков полноценного и, по возможности, не отравленного всевозможными наполнителями провианта.
Этот путь представляется мне более простым, но, таящим в себе некую долю опасности. Как уж тут поручиться за кого-то, если и за себя, иной раз поручиться не можешь?


Обратите внимание на эту милую русскую красавицу. Совершенно кустодиевский персонаж! И чем она торгует? Ага! Совершенно прекрасными соленьями, вполне натуральными. Я исхожу из того, как долго они могут находиться в холодильнике, не меняя своих вкусовых качеств. Тут всё в порядке. Лежит спокойно и не портится.
Собственно, один капустный рецепт я и хотела дать на выходные, да сидела в сауне и прочла небольшой обзор книжных новинок. И, среди прочего наткнулась на книгу Джонатана Фоера "Мясо". Что доказывает лишь то, что мысли настолько всепроникающе- стремительны и носятся в воздухе, как уже было сказано давным давно. И возникнув у одного человека, не способны надолго оставаться в этом пристанище, вырываются и несутся по всему свету, овладевая всё большим количеством умов:)

Итак. Сегодня на повестке дня немецкая кухня.
Называется Eisbein, или Haxe, или свиная рулька с тушёной капустой.
Делается просто. На раз-два!
Беру свиные рульки, штуки четыре, со шкуркой, так вкуснее, хотя и вреднее. Обжариваю каждую на сильном огне. Укладываю в большую посуду. Начинаю испытание  тихим огнём. Отдельно обжариваю много лука, чеснок, имбирь, сельдерей, корень петрушки, морковку, всякие приправы, но  до золотистого оттенка. Выливаю в жаровню с ножками бутылку полусладкого, или полусухого белого вина, можно херес, или портвейн, крышку не накрываю, чтобы вино выпарилось. Следом отправляю туда всю румяную огородину, минут 20-30 всё друг-другом пропитывается, а потом дополняю всю  незатейливую композицию капустой.Квашеной, заметьте. Накрываю плотно крышкой, ставлю на тихий огонёк и занимаюсь часа три своими делами.
Очень важно добавить приправы - немного тмина, душистого перца горошком и лаврового листа. Тогда всё будет в полном порядке:)



Вот такую замечательную вещь можно приготовить на всю неделю. Чем дольше стоит, тем становится вкуснее.
Надо не забыть только сделать картофельное пюре к этому славному блюду. Совершенно немецкому, учитывая то, что немцы добавляют туда вместо вина - пиво. Мне нравится с пивом этим, меньше. С вином - поинтереснее будет.