July 19th, 2011

артишок

Сериал "Дачницы". Спёрто у пролетарского писателя Горького. Часть 2.

День был жаркий и ленивый и слегка грустный. Делать ничего не хотелось. Что-то я расслабилась и, когда прошлым вечером пошли купаться на пруд, с трудом сделала свои полтора километра. И, если в хорошее время трачу на это меньше часа, то, на сей раз, руки не хотели шевелиться и приходилось их заставлять. И мышцы наутро напомнили о себе. Ну, ничего, баня всё исправила. А после бани не грех было омыться в ледяной водице.

Тут по субботам у нас на ключе собираются безумные люди, желающие поплескаться в источнике и воображающие, что это действие вызовет перемены в их здоровье и судьбе. Весьма наивные мечтания. Мало того, как у нас принято – народ по субботам отдыхает с водочкой, с ней же туда и является, на полянку. Чтобы совместить с приятностью пищу духовную с острыми ощущениями в виде погружения своих безмятежных тел в пятиградуснотемпературные воды.
Я со своим вздорным характером, конечно, начинаю на них орать, что, в общем-то, чревато. Но, ничего, всё как-то обходится, ко взаимному удовольствию находим общий язык.

Оттого, по субботам воскресеньям иду уже поздно, когда стемнеет. А тут целый день хотела испробовать объектив, любезно одолженный соседом, для моей охоты на Луну. И фотоаппарат с собой взяла, чтобы Луну эту поймать в разных видах. Особенно, мне хотелось наваять её, когда она только встаёт над горизонтом. Такая огромная, жёлтая и великолепная. Над самым источником и горка достойная имеется, откуда вид этот мистический и раскидывается. Чего же больше желать?

В общем, являюсь туда и вижу троицу с бутылкой и плавленными сырками, типа «Дружба» и где люди их берут нынче? Уже хорошо тёпленькие, «афганцы». У нас, в самой конце дороги, в лесу, - посёлок афганский. Благодаря им, у нас хорошая дорога, автобус пущен от станции и новый мост через речку. Говорят, что у царившего в подмосковье губернатора Громова, есть там друзья и он туда иногда наведывается приватно. Уж не знаю, место у нас глухое и совершенно не светское, но сама видела несколько подозрительных чёрных джипов, проносящихся с посвистом в том направлении.

Так вот, согласитесь, что раздеваться перед носом этой компашки, как бы не очень, тем более, что я и купаюсь без ничего. Ну чего людей смущать? Поэтому, я им говорю культурно
– Мужики! Чего расселись здесь с водкой? Спать пора уже, да вы и купаться мне мешаете. И место это не для распивания курения. Всё-таки вода освящённая. Не годится это!

Но, вот ведь люди у нас какие замечательные!

- Нет! – говорят - мы посидеть ещё хотим, а ты купайся, мы за кусты отойдём, тебя покараулим, чтобы никто не обидел! У нас тут дату одну отмечаем, надо в хорошем месте посидеть.

Ну раз такое дело, кто же против? Накупалась, оделась, позвала их, поговорили. Отведала даже эту "дружбу". Неплохая оказалось.

Ещё, когда вставали и освобождали мне пространство для купаний, заметила, что у одного из них не было ноги, да и вообще, были они какие-то очень странные. Я уж пожалела, что так резко с ними обошлась..

Война эта – рубец в душе, как рубец на сердце после инфаркта – следы остаются на всю жизнь. Не стереть их из памяти тем кто смог пережить. Они выжили, а друзей ушедших поминали. Да, только памятью мы и живы и мужики эти уже взрослые её хранят, понимают это.
Кто его знает, скольких там они душманов, недушманов порешили, молодые, глупые совсем были. Мальчики из СССР, выросшие на фильмах о Великой Отечественной, где всё было понятно и ясно. Здесь – враг, пришедший на их землю, которую надо было защищать.
А тут - оторванные от родной земли, необстрелянные, неумелые, брошенные в пекло чужой пустыни, убивающие людей, не понимающие за что и по чьей прихоти погибающие сами… И Ад этот в душе они носят до сих пор. Ибо поняли, что их жизнь и судьба стояли на кону политической игры. Страшно это, когда приходит осознание того, что ты как болван в чужой игре… Жизнь твоя рушится и вернуться в прежнее состояние бытия уже не представляется возможным, даже если ты вышел из этой мясорубки целым и вернулся в прежние декорации. И никакие психологи здесь не помогут.

И я вспомнила почему-то одну историю, рассказанную другом. Так, сценка, взятая из жизни о том, как забивал один умелец свинью. Он вставил ей в сердце нож и по- живому стал ковыряться в нём, нащупывая левый желудочек, откуда выходит аорта, чтобы сердце в агонии, само вытолкнуло кровь изо всей кровеносной системы. Рукоятка этого ножа, какого-то особенного, в теле этого ещё живого животного, вибрировала в такт биения, ещё живого сердца… В конце-концов, он добился своей цели, попал куда надо и из крови этой, колбасы наделали, а свинку эту разделали по всем правилам и зима была сытная. Это – настолько сильный образ, что стоит у меня перед глазами, как «мальчики кровавые» в глазах. Может, я сошла с ума?

Наверное, это и есть та самая тёмная сторона Луны, наше сокровенное, тайное, подсознательное, то, что не предназначено для чужих глаз.

Как бы там ни было, но цель моя была всё-таки, её светлая сторона , о ней-то я и позабыла за всеми этими размышлениями.

Кстати, позабыла и о штативе. Этот объектив был совершенно неудерживаемый. Пока он фокусировался, стал дрожать в моих руках и – ничего не получилось, точнее получилось, - оговорочка по Фрейду. Уж и не буду этот снимок показывать, явно вышло что-то неприличное.
Ладно, вернулась в расстройствах домой, схватила штатив этот и стала вокруг него плясать. Страшное дело, объектив елозит туда-сюда, ничего не наводится и то, что получается – просто белое пятно на чёрном небе! Прицепила опять свой, получились лучи и корона вокруг Луны этой, опять не то, что я хотела. В общем, до трёх утра прыгала с разными вариациями комбинациями диафрагмами. Одним словом, прозрение таки наступило! Догадалась, куда надо наводить красненькую точку, чтобы получился этот божественный голубой цвет. И тут сел аккумулятор…

У нас, настоящих Художников и Поэтов так бывает. Увлёкшись глобальным, забываем о земном. Однако, кое-что всё-таки, получилось. Главное – поняла без посторонней подсказки, которой, конечно не хватает. А, может быть, подсказка была? Да уж, мыслеформы эти.

Честно, хотела вчера исправить всё это хозяйство, но, как в жизни частенько бывает – напортачить легко, а исправлять – дело подчас сложное и не всегда быстро выполнимое. Днём прошёл дождь, стало легче дышать к вечеру, но небо заволокли тучи и Луна, явно устав от моего исследования её тайн, скрылась за них, только слегка проглядывала и освещала мир таинственным светом. Но это только у меня. Кому-то она светит ярко.