?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Природа обольщения всего народа и отдельных представителей его. Тайны тоталитаризма.
артишок
artischok
Читаю мемуары Альберта Шпеера, "придворного" архитектора Гитлера. Он писал их в тюрьме Шпандау, где отбывал двадцатилетний срок заключения по приговору Нюрнбергского трибунала. Кстати, до конца ещё не дочитала. Представляете себе, двадцать лет человек писал и правил, и размышлял о том, как же он мог поддаться харизме фюрера и войти в первый круг приближённых, наряду с Гиммлером, Герингом, Гессе, Борманом... Эта мысль не давала ему покоя. Он пытался понять. Я тоже пытаюсь, вслед за ним...

5942401
С Евой Браун.

Да что говорить об этом архитекторе, выходце из либеральной среды, представителе третьего архитектурного поколения, когда шестидесятимиллионный народ был обольщён безоговорочно и готов был бросить свои жизни под ноги этого невзрачного, добродушного, демократичного, поначалу, человека.

1277827020_56

Я думаю всё на этот счёт и кое-что приходит мне в голову. Вероятно, эти мои домыслы не совсем соответствуют реальности. Говорить об этом сложно, не было меня ещё в той жизни... Могу судить лишь по запискам, разрозненным воспоминаниям, которые почти всегда несут момент подсознательного самооправдания авторов. А как вы хотели, если читая мемуары Шпеера видишь, что он мучительно пытается объяснить этот феномен. Оправдывал себя, в начале своей деятельности, совместным воплощением грандиозных архитектурных замыслов, а уже чуть позже, в 1942 году, будучи назначенным рейхсминистром вооружений и боеприпасов, руководил практически всей военной промышленностью рейха и её переориентацией на тотальную войну... Впрочем, "придворный архитектор" честен перед собой и пишет, что сила власти и колоссальных денежных средств, которые поступали в его распоряжение, абсолютно лишили его чувства реальности. И жил он в мире уже не людей, а в недрах какого-то страшного механизма разрушения, где люди были винтиками, цепными передачами, колёсиками, зубчиками...

А как же быть обывателю, не владеющему всей информационной картиной происходящего, в ужасе застывшему перед открывающимися безднами после краха диктатора? Здесь невольно возникает мысль о потусторонних силах, внедривших в сознание искажённую картину действительности. Тут тайна и загадка.
И она никак не поддаётся разгадке. И я хочу понять.

germao05

Кое что проясняется, впрочем, туман ещё окутывает эти картины. Грандиозные вполне, ибо в них участвуют огромные массы народа. И противостоит им один человек. Это в начале его пути восхождения на Олимп власти. Так было. Когда он только выдвинулся на политическую арену. И ещё не организовалась бюрократическая машина властного подчинения. Машина, чисто немецкая, мощная, хорошо смазанная, работающая без шума, как мотор даймлер бенца.

germao02

Вот Шпеер пишет, как он присутствовал на встрече Гитлера со студентами Берлинского университета. Цитата большая, но она неизбежна для понимания:

"Студенческая молодежь того времени искала свои идеалы преимущественно в лагере экстремистов, и гитлеровская партия как раз и обратилась к идеализму этого мятущегося поколения. А разве Тессенов 1. не подстегивал их фанатизм? Примерно в 1931 г. он высказался следующим образом: «По всей видимости, должен будет появиться кто-то с совсем примитивным сознанием. Мышление наших современников стало слишком уж сложным. Необразованный человек, какой-нибудь крестьянин гораздо легче смог бы решить все проблемы, именно потому, что он еще не испорчен. Он также нашел бы в себе силы для реализации своих простых идей{*123}. Нам казалось, это беглое замечание применимо к Гитлеру.
В это время Гитлер выступал на берлинской «Заячьей пустоши» перед студентами Берлинского университета и Технического института. Мои студенты потащили меня, правда, еще не убежденного, но колеблющегося, с собой, и я пошел. Грязные стены, узкие проходы и неухоженные интерьеры производили впечатление бедности; обычно здесь проходили рабочие пирушки. Зал был переполнен. Казалось, будто почти все студенчество Берлина хотело видеть и слышать этого человека, которому его сторонники приписывали столько замечательного, а противники так много плохого. Многочисленная профессура сидела на почетных местах в центре лишенных каких-либо украшений подмостков; ее присутствие, собственно, только и придавало общественное значение этому мероприятию. Нашей группе тоже удалось пробиться на хорошие места на трибуне недалеко от оратора.
Гитлер появился, приветствуемый многочисленными сторонниками из числа студентов. Уже сам по себе этот восторг произвел на меня большое впечатление. Но и его выступление было для меня неожиданностью. На плакатах и карикатурах его изображали в гимнастерке с портупеей, с нарукавной повязкой со свастикой и с диковатой челкой. Здесь же он появился в хорошо сидящем синем костюме, он старался продемонстрировать хорошие буржуазные манеры, все подчеркивало впечатление разумной сдержанности. Позднее я узнал, что он отлично умел — осознанно или интуитивно — приспосабливаться к своему окружению.
Всеми силами, чуть ли не выражая свое недовольство, он пытался положить конец продолжавшимся несколько минут овациям. То, как он затем тихим голосом, медленно и как-то робко начал даже не речь, а своего рода исторический доклад, подействовало на меня завораживающе, тем более, что это противоречило всем моим ожиданиям, основывающимся на пропаганде его противников. Я ожидал увидеть истеричного демагога, визжащего, жестикулирующего фанатика в военной форме. Даже бурные аплодисменты не смогли сбить его со спокойно-наставительного тона.

Bundesarchiv_Bild_183-2004-1103-500_Obersalzberg_Albert_Speer_Adolf_Hitler

Казалось, что он раскованно и откровенно делился своей озабоченностью относительно будущего. Его иронию смягчал юмор уверенного в себе человека, его южно-немецкий шарм вызывал у меня ностальгию, немыслимо, чтобы холодному пруссаку удалось бы поймать меня в свои сети. Первоначальная робость Гитлера вскоре исчезла; теперь он уже повысил тон, заговорил внушительнее и с большой силой убеждения. Это впечатление было намного глубже, чем сама речь, от которой у меня в памяти осталось немного.
Сверх того, меня захватил прямо-таки физический ощущаемый восторг, вызываемый каждой фразой оратора. Это чувство развеяло в прах все скептические предубеждения. Противники не выступили. Отсюда возникло, по крайней мере на какое-то время, ложное ощущение единодушия. Под конец Гитлер, казалось, говорил уже не для того, чтобы убеждать, гораздо в большей степени он казался человеком, уверенным в том, что он выражает ожидания публики, превратившейся в единую массу. Так, как если бы речь шла о простейшем деле в мире — привести в состояние покорности и повести за собой студентов и часть преподавателей двух крупнейших учебных заведений Германии. Притом в этот вечер он еще не был абсолютным повелителем, защищенным от всякой критики, напротив, он был открыт нападкам со всех сторон"

Далее автор пишет о своём посещении митинга во дворце спорта. Выступал гауляйтер Берлина Геббельс. Его выверенная и продуманная речь не произвела особого впечатления на нашего автора. Народ, укрепившийся самосознанием, стал расходиться. Но, воодушевлённые пламенными речами люди занимали всю проезжую часть. Предвидя беспорядки, на Потсдамской улице их ожидали наряды полицейских с дубинками и грузовики прятались в соседних улочках. Знакомая картина, не находите?... Конные полицейские врезались в толпу, желая освободить проезжую часть...

"Взволнованно следил я за происходящим, до сих пор я не сталкивался с таким применением силы. Одновременно я почувствовал, как мной овладело чувство солидарности, складывающееся из сочувствия и протеста, вероятно, ничего общего не имевшее с политическими мотивами. Собственно говоря, не произошло ничего чрезвычайного. Не было даже раненых. Через несколько дней я подал заявление о приеме в партию и в январе 1931 г. получил членский билет НСДАП № 474481.
Это было решение, начисто лишенное всякого драматизма. Я также не очень ощущал себя с этого момента и навечно членом политической партии: я избрал себе не НСДАП, а принял сторону Гитлера, с первой встречи покорившего и больше уже не отпускавшего меня. Сила его воздействия, сама магия его далеко не приятного голоса, чужеродность его скорее банального манерничанья, соблазнительная простота, с которой он подходил к нашим сложным проблемам, все это приводило меня в замешательство и очаровывало. О его программе почти ничего не было известно. Он завоевал меня, прежде чем я это понял."

Да, вот так. На сегодня всё. Это я к тому, как на человека культуры, человека творческой профессии, могут повлиять такие, казалось бы, непритязательные вещи. Что там эти полицейские разгоны, где не было даже пострадавших и приговорённых к тюремным заключениям? Так, ерунда... Однако. Видимо, накрыла тогда Германию идея безвременья и безысходности, связанная с экономическим кризисом и политической бесперспективностью Веймарской Республики. Она требовала какого-то энергетического сгустка, объединяющего нацию, воплощённого в реальном Герое. Каким бы он ни был. В этом и трагизм всей ситуации, приведший к потрясениям, обрушившимся на мир очень и очень скоро.

soup-kitchen-photo

  • 1
Быть может в этом и состоит великая миссия русского народа - спасти людей от ада, приведя их к Богу? Т.е. в Ничто:)
Конечно, я думаю что время у нас еще есть. Оно подойдет к концу когда смогут посчитать человека, выразить его набором цифр. От и до:) Наверное ждать осталось не так уж и долго:)
У Вас получается весьма и весьма красиво:)
Конечно приятно:) Поделитесь потом результатом?:)

Ох, как всё это сложно с миссиями. Но Вы же знаете меня, я страшный человеколюб, отчего? зачем? и ведь, по зрелому размышлению, это так глупо и по-детски... Но зачем-то мне даже не жалко их, а сострадательно и помочь ничем невозможно. И, главное, им не надо никакой помощи.

Впрочем, вздор и чепуха! Каждый получает, что заслуживает и мы вовлекаемся в этот поток независимо от нашей воли и наших заслуг.

Как-то у Вас славно получается лепить из слов картинку), я так и представила сейчас этот макабрический счётчик.
Спасибо на добром слове.Поделюсь, и даже скажу радиостанцию:) Впрочем, я не уверена, я пишу длинно, а кромсать не дам:).
Вот сегодня была в музее около ХХС, там толпы народа пришли приложиться к кресту Андрея Первозванного. Сделала фотографию, но не очень получилось, погода была пасмурная, а народ стоит с детьми малыми и калки на инвалидных колясках... Чего-то я не понимаю.

Между тем, я поиск привел меня к базовым категориям восточной традиции. Увы, я оказался несведущ в них и потому для завершения всего этого мне предстоит теперь знакомство с ними.

Начало противоречит концу. Хотя это и есть "новая логика", все верно.:)

А тут, мне думается, все достаточно ясно... Не стоит там искать великих светлых целей. Обычный фетиш.:) Вот, смотрите:

Мда... айфон против креста.
А ведь как занятно получается, ведь здесь кто-то целую теорию слепить сможет, или роман:) или философскую статью.
Ну Вы же читали Мирчу Элиаде? Ведь славно так пишет и про восточные традиции там у него весьма прилично изложено:)

Я собственно и был занят лепкой статьи, только вон она куда ушла от изначального вопроса...:) Элиаде не читал, посмотрю.

Вотвот:) Пора и поработать!
Мирча очень неплох. Том 2. От Гаутамы Будды до триумфа христианства. Думаю, что Вам может пригодиться:)
Лепка статьи - отлично сказано!) Я сегодня уже ничего лепить и нанизывать не буду:), всё - завтра.

  • 1