artischok (artischok) wrote,
artischok
artischok

Хотели про искусство, а вышло, как всегда:)

Что-то я погрязла в попытках сломать вавилонские башни. Самой противно.
Вернёмся, наконец, в средневековую Европу и посмотрим, что же там происходило. Давно? Не так давно... Для времени нет таких понятий. Оно идёт своим чередом и с нами считаться не желает.
Помнится, остановилась я на несчастной Жанне - жертве политических интриг. Продолжим.

Огромным прорывом в живописи было открытие перспективы. Это случилось в эпоху Ренесаснса.
Художники гордились ею как открытием и презрительно относились к своим предшественникам, которые её не знали. Они могли с математической точностью строить в трёхмерном пространстве сложные многофигурные композиции. Правда, флорентийские живописцы ограничивались линейной перспективой и почти не замечали роли воздушной среды.
Тут можно вспомнить Рафаэля, применявшего к своим мадоннам точный математический расчёт. И насмешник Пушкин в черновике описал сестру страстной Татьяны так:
" В чертах у Ольги жизни нет
Как в Рафаэлевской Мадонне
Румянец, да невинный взор"
Впрочем, для нашего века цифры подобные картины вполне привычны. Нашему взгляду милы отфотошопленные мордашки с идеально гладкой матовой кожей, бездонными глазами и прочими красами:)
Кстати, Вазари писал, что Рафаэль, несмотря на короткий век, познал множество женщин и даже умерший, по утверждению того же автора, от переутомления плотскими утехами, писал свои образы без слёз, без страсти, без любви...


А вот в знаменитой фреске "Афинская школа", слегка исказил перспективу, впрочем, это ничуть не сделало хуже эту работу


Впрочем, великий человек и большой художник Леонардо да Винчи не остановился на этих открытиях и углубил и обогатил познания перспективы, наделив её воздухом).
«Вещи на расстоянии, — писал он, — кажутся тебе двусмысленными и сомнительными; делай и ты их с такой же расплывчатостью, иначе они в твоей картине покажутся на одинаковом расстоянии… не ограничивай вещи, отдаленные от глаза, ибо на расстоянии не только эти границы, но и части тел неощутимы». Великий художник отметил, что отдаление предмета от глаза наблюдателя связано с изменением цвета предмета. Поэтому для передачи глубины пространства в картине ближайшие предметы должны быть изображены художником в их собственных цветах, удаленные приобретают синеватый оттенок, «…а самые последние предметы, в нем видимые, как, например, горы вследствие большого количества воздуха, находящегося между твоим глазом и горою, кажутся синими, почти цвета воздуха…».



Всё это хорошо и прекрасно. Но меня всегда занимал вопрос. А почему? Как так могло произойти, то сознание людей стало готово перейти от византийской фрески к трёхмерному восприятию. И более того, никто из живописцев не стал следовать старым традициям, а стал осваивать новаторские школы и писать картины следуя современным тенденциям.
И вот ещё такой вопрос, который часто задаётся, когда заходит речь о "тёмных веках". а как же это могло случиться, что были позабыты все эллинистические художественные принципы и техники строительства и вместо беломраморных идеально просчитанных и выверенных конструкций, на свет божий явились топорные, неуклюжие замки крестоносцев и прочий унылый романский стиль? Да очень просто всё это могло забыться.
Не надо ли нам вспомнить о таких простых, но в то же время, достаточно неумолимых и жёстких вещах. Тех, которые природа представляет нам в избытке. Надо только уметь смотреть.
Всё подчинено определённому ритму. Возьмём простые примеры, которые каждый может наблюдать ежедневно, еженедельно, ежемесячно...
Помню, в детстве обожала страшилки Эдгара По. Есть у него такой рассказ - "Колодец и маятник". Почему-то этот маятник-серп, совершающий свой неумолимый путь к связанному пленнику, привёл меня в состояние задумчивости. Рассказ-то закончился вполне благополучно и отбросив все эти страшные инквизиторские пытки и бездонные колодцы, я сосредоточилась именно на этой парадигме движения.
"Низвержение в Мальстрём" с его страшной воронкой, поглощающий всё живое и неживое, имевшее несчастье попасть туда в 15 минутный перерыв, между приливами-отливами - то же самое, не зависящее от воли человека, движение.
И, если в первом случае, маятник был подвешен тюремщиками и был остановлен тоже волей людей, то стихия не могла быть побеждена таким образом...


Да Ритм. Где было мне видеть приливы-отливы на наших речках, да на Чёрном море:) А вот то, что после полнолуния часто погода меняется на дождливую, это я заметила:).
Впрочем, заметила я ещё очень много:) Об этом попробую завтра дорассказать. Что-то на ночь про мышей не хочется!:)
Tags: продолжение следует
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment